Главная » Книги

Гриневская Изабелла Аркадьевна - Баб, Страница 24

Гриневская Изабелла Аркадьевна - Баб


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

        Отец, о мать моя, прости...
             Но дайте, дайте мне свое благословенье.
             Спокойно я сносил гоненья,
             Хочу спокойно так я встретить смерть мою...
             Но вот я слезы лью...
             Увидел вас, и тихо льются слезы.
             Хотел бы снова я в саду беспечно розы,
             Как некогда, теперь тебе в венки свивать,
             И детские мечты тебе вновь рассказать.
             О, дорогая мать,
             Не плачь, не плачь, моя родная,
             Судьба мне суждена иная,
             Чем людям всем. Она
             Мне Господом самим была присуждена...
             То не моя вина!
             Творца всевластного то было назначенье.
             О, обними меня в последний раз!
             Как быстро времени теченье!
             Как в детстве, помнишь ли? мне вытри слезы с глаз...
                       (Видение исчезает).
             Ушли! О Боже мой, то было лишь виденье.
             Одно виденье...
  
                   Ассад (поет за сценой).
  
             Любимая, приди! и заживут все раны.
             Любимая, приди, прильни к моей груди!
             Любимая, приди, рассеются туманы,
             Что застилают взор; любимая, приди!
             Любимая, приди, и солнце вновь заблещет!
             Любимая, приди, дай мне твои уста,
             Я снова оживу, вновь сердце затрепещет,
             Хотя б я был в гробу - приди моя мечта!..
             Зюлейка, Зюлейка, приди же скорее,
             Тоскую и гасну! Зюлейка, спеши!
             Я жив лишь тобою! Умру на заре я!
             Без уст твоих чудных нет в теле души!
  
                       Баб.
  
             Еще весь полон я земным,
             К земному все еще невидимые нити
             Меня влекут, мой Бог, ах, голосам родным
             Еще я внемлю все! Усните,
             Усните смерти сном
             Все чувства, все желанья
             И мысли все, все скорби, ожиданья...
             Ах, слейтесь в сне одном.
             Усните все тревоги, все мечтанья
             О счастии земном...
             Скорее рвитесь жизни нити,
             Усните грезы все, усните...
             Али, Али, Аллах!
             В слезах,
             В молитве сладостной мне дай найти забвенье!
             О, на крылах ее хочу я вознестись
             К тебе, о, Господи. Из этой скорбной сени
             Хочу уйти в ту высь,
             Туда, к стопам твоим, где кротко молкнут бури...
             Я утонуть хочу в небесной той лазури,
             Где нет печали, бед.
             Где нет вражды и где страданий нет...
             (Показывается призрак Хурет, голос ее как бы звучит издалека).
  
                       Хурет.
  
             Хотела б я греметь, как буря,
             И вдруг умолкнуть пред тобой,
             Носиться тучей по лазури
             И пасть к ногам твоим росой.
             Хотела б быть я вольной птицей
             И сплесть мой рок с твоей судьбой,
             Хотела б властной быть царицей
             И стать навек твоей рабой...
  
                       Баб.
  
             Хурет моя явилась!
             Ты не забыта, нет... Такая ж, как тогда!
             Такой Хурет мне снилась...
             Прошли, прошли года,
             Но все в моей душе, как в капле серебристой,
             Дрожит еще твой лик, как солнца ясный свет...
             Ты слышишь ли, Хурет?
             Как солнца свет лучистый!

(В то время, как за сценой слышится пение Ассада, Баб, вспоминая давно забытую песню).

             На память о тебе, о чудный ангел мой,
             В сокровищах моих я сохранил так мало:
             Лишь то кольцо волос, о чудный ангел мой,
             Что на чело твое застенчиво упало,
             И мысль ужасную, о, чудный ангел мой,
             Что счастья моего давно уже не стало...
             И эту боль в груди, о чудный ангел мой!
             Ах, в память о тебе я сохранил так мало!
  
                       Хурет.
  
             Хотела б быть я вольной птицей
             И сплесть мой рок с твоей судьбой,
             Хотела б властной быть царицей
             И стать навек твоей рабой...
                       (Молчание).
  
                       Баб.
  
             Несокрушимый мир, казалось, я обрел,
             Но ты пришла, пришла... Воспрянул, как орел,
             Во мне лукавый дух. Могучими крылами
             Огнем пахнул он мне в лицо. Из туч,
             Грозовых туч, блестящими стрелами
             Мне ранил грудь... Злой дух, злой дух еще могуч!
             Он в душу внес отраву...
             Тоскую я земной мучительной тоской!
             Небесную забыл я славу!
             Тоски не испытал я никогда такой...
                   (Протягивая руки к видению).
             Хурет... Хурет...
  
                       Хурет.
  
             Али...
                       (исчезает).
  
                       Баб.
  
             Ты где, моя отрада?..
             Ты где, о, свет моих очей?..
             Меня покинула! Опять меж нас преграда,
             И я опять один... Ах, нет Хурет моей!
                       (в отчаянии).
             Зачем ярмо я сам себе взвалил на плечи,
             И кубок счастия отринул дорогой?
             Блаженной не искал я встречи
             С Хурет моей, зачем? О, Боже всеблагой,
             Ты Сам мне указал мне путь тернистый,
             Ты Сам мне указал, и Ты меня забыл...
             Ты мне назначил путь, - так помоги, чтоб чистый
             На небо я предстал... Таким, каким я был...
                       (Молчание).
                   (Слышна песня Ассада).
             Несется песнь любви, любви земной, телесной!
             Молчи, молчи! Тебе я не хочу внимать.
             О, Боже, помоги! Приди, Отец Небесный!
             Пускай настанет тишь в моей душе опять.
             Укрой меня в порфире
             Божественной Твоей! Не Сам ли Ты хотел,
             Чтоб царствие Твое восстановил я в мире?
             Зачем же мой удел
             Ты так обременил в тот миг, как торжествуя
             Я видел в небесах священный Твой порог?
             От мглы земной уйти все не могу я...
             О, Боже мой, мой Бог!
             Не всю ли выпил я ту чашу испытанья,
             Что дал Ты мне испить?
             Довольно, Господи... С Тобою лишь свиданья,
             С Тобою жажду я... Забыть, ах, все забыть
             Земное я хочу... Хочу в душе хранить
             Одно лишь упованье -
             В блаженном созерцаньи
             Всю истину понять,
             Частицею Твоей там в небесах витать!
             О, Боже, помоги!.. Молю, изнемогая,
             Не оставляй меня без помощи Твоей.
             О, Боже, Боже мой, открой мне двери рая!
             Возьми к Себе мой дух и свет моих очей.
             Не покидай меня, не покидай людей
             Без помощи Твоей... О, облегчи им бремя,
             Чтоб не было оно превыше слабых сил!
             О, пожалей, Господь, Твое людское племя!
             Не дай им чаши той, что я теперь испил...

Явление III.

(Двери сбоку тихо отворяются, и Салман вводит укутанную Хурет и сам исчезает. Хурет тихо подходит к Бабу. Баб поднимает голову и смотрит на нее спокойно. После молчания).

  
                       Баб.
             Хурет... Хурет... здесь ты? Не призраком явилась,
             Пришла ко мне сюда, в последний жизни миг?
             Ты вдруг преобразилась...
             Вот... там... иным казался мне твой лик...
             Иль я... я стал иной? Мой взор стал снова чище...
             Иль на тебя сошло сияние небес?
             Вот добрый дух опять во мне воскрес!
             "Чистейшая" пришла в мое жилище!..
             Я вижу вновь тебя в последний миг, мой друг,
             Жена моя!
  
                       Хурет.
  
             Али! О, мой супруг!..
  
                       Баб.
  
             Прекрасней стала ты, прекрасна, как лилея,
             Стройна, как кипарис.
             Вот две звезды с небес, дрожа и пламенея,
             В глазах твоих зажглись.
             Я восхищен тобой... Чудесной, неземною,
             Волшебной красотой блистаешь ты, Хурет!
             Когда заблещет вновь небесный вечный свет,
             Одной укутаны лазурной пеленою
             Пред Господом предстанем мы с тобой.
                       (Молчание).
             Вновь слышу, как тогда, я барабанный бой...
             Тогда! Предутренний я слышу вздох природы.
             Свободы радостной, божественной свободы
             Настал последний час!
             Там луч звезды погас...
             Еще... еще звезда, там, видишь, там упала...
             Не видишь ли, Хурет, дневного света струй?
             Уж ночь отбросила густое покрывало!
             Как ночь, и ты, Хурет, бледнее лилий стала!
             Последний дам тебе прощальный поцелуй,
             И ты, как эта ночь, от чистой нежной ласки
             Зари предутренней - чуть заалеешь ты...
                       (Молчание).
             Здесь на земле, Хурет, все - сказка...
             Зовет нас истина с лазурной высоты...
  
                       Хурет.
  
             Али... супруг... О, Баб... Посланник чистый неба...
             Настал великий миг. Молила я о нем,
             Как молим о куске мы ежедневном хлеба.
             Тот миг теперь настал. Но точно тяжким сном
             Мой отуманен ум. Теперь нет слов в груди...
             Я к истине твоей великие пути -
             Указывала всем, я осушала слезы;
             Исполнила я твой завет...
             Я поняла, зачем меня избрал в супруги
             Мой господин, Али, Али, мой свет,
             Людей покинутых лечила я недуги,
             И наш союз
             Был плодороднее полей Мазендарана.
             Али... Но боле я с тобою не расстаюсь.
             Я смерть с тобой делю. Во всем Иране
             Не будет женщины счастливее меня!
             Иль раньше, чем взойдет очам светило дня,
             Открою для тебя я двери заточенья.
             Осман устроил все. Пойдем со мной, спеши...
  
                       Баб.
  
             Я осужден на смерть страны моей законом...
             Пусть плоть мою берут... Но для моей души
             Нет стен тюрьмы, Хурет. Без ропота, без стона
             Приму земной удел...
             Умолкнул юноша, как соловей, он пел,
             Как соловей для белой розы,
             Забыв судьбы угрозы.
             Но слез не льет. Хурет, ты плачешь почему?
          &

Другие авторы
  • Раскольников Федор Федорович
  • Маклакова Лидия Филипповна
  • Ховин Виктор Романович
  • Бегичев Дмитрий Никитич
  • Катков Михаил Никифорович
  • Иоанн_Кронштадтский
  • Петрашевский Михаил Васильевич
  • Соколов Николай Афанасьевич
  • Киреевский Иван Васильевич
  • Уайзмен Николас Патрик
  • Другие произведения
  • Михайловский Николай Константинович - Н. В. Шелгунов
  • Аксаков Иван Сергеевич - Об издании в 1859 году газеты "Парус"
  • Виноградов Анатолий Корнелиевич - Э. Бабаян. Роман "Три цвета времени" А. Виноградова
  • Закржевский Александр Карлович - Религия. Психологические параллели. B. В. Розанов
  • Романов Пантелеймон Сергеевич - Терпеливый народ
  • Анненский Иннокентий Федорович - Пушкин и Царское Село
  • Белый Андрей - Л. К. Долгополов. Творческая история и историко-литературное значение романа А. Белого "Петербург"
  • Бунин Иван Алексеевич - Новый год
  • Словацкий Юлиуш - Стихотворения
  • Гомер - Улисс у Алькиноя
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 137 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа