Главная » Книги

Гриневская Изабелла Аркадьевна - Баб, Страница 20

Гриневская Изабелла Аркадьевна - Баб


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

/div>
             С небес он говорил. Его я помню взор...
             А дочь моя... А дочь... Со мною чудо сталось!
             Я думал, без Хурет и дня не проживу,
             А вот счастливейшим отцом теперь слыву!
  
                       Сеид Ахмед.
  
             Ведем беседу мы спокойно, без смятенья,
             Как будто ждет не суд нас и не казнь,
             Не муки страшные, а ждет нас представленье!..
  
                       Агка.
  
             Не отвратит беду от нас боязнь,
             Что быть должно, то будет!
  
                       Сеид Ахмед.
  
             Осудят нас, осудят!
             Быть может, через час!
             На смерть осудят нас!
             О, Боже! Что-то будет!
             Что нам сказать, Аллах!
  
                       Агка.
  
             Напрасен страх...
             Он раньше времени... Полет воображенья
             О, друг мой, удержи,
             И не тужи;
             Покажется тебе и смерть, как представленье!
             Кривым ответом в заблужденье
             Не приведешь судей.
  
                       Сеид Ахмед.
  
             Настанет суд кровавый!
  
                       Мухамед Салиха.
  
             О, Боже правый!
             Не знаем никогда мы собственных детей!
             Она, моя Хурет, прекрасна, величава
             Вещает истины, за ней толпа! Дитя,
             Мое дитя! Казалось мне, шутя,
             Читала книги все... казалось, все забава...
             А вот...
  
                       Агка.
  
             Ты ею вознесен.
             Мудрейшая она, чистейшая из жен!

(Отходит в сторону и погружается в раздумье).

  
                       Сеид Ахмед.
                       (Гассану).
  
             Пусть Баб избавит нас от ужаса страданья!
             И даст ли он разбить основу зданья,
             Что сам он возводил? Он даст судить нас всех
             И осудит на смерть?
  
                       Мухамед Салиха.
                       (Салману тихо).
  
             Придет Али! Мой грех,
             Мой старый грех, пред ним я искупить желаю.
             Ах, помню те года,
             Когда значенье слов и строк страниц Корана
             Я объяснял ему. В нем мысль проснулась рано.
             Ребенком был тогда.
             Душа Али белее снега
             Была всегда, всегда!
             Мой загрязнился взор. И в этом вся беда
             Была моя.
  
                       Ахмед (Гассану).
  
             Я б все отдал, чтоб для побега
             Мне приготовили вернейший путь...
  
                       Мухамед Салиха.
                       (Салману).
  
             То гордость, гордость мне вонзила жало в грудь...
  
                       Салман.
                   (Мухаммеду Салиха).
  
             Об этом вспоминать не надо...
             Что было, все ты позабудь!
             Молил он точно о пощаде,
             Когда пред ним я встал? О, вспоминать не надо
             Что было, все ты позабудь!
             Казалось, говорил.
  
                       Сеид Ахмед.
  
             Сказали - Мамегани
             Вошел в число судей. Казема ученик
             Он, как и Баб. Его я видел в Испагани.
             Когда он к нам проник,
             Был принят он, как свой. Он оправдает нас...
             Да, оправдает нас наверно Мамегани!

(Слышно движение, барабанный бой и клики).

  
                       Салман.
                       (суетливо).
  
             Идут сюда, идут!..
             Все встаньте, все!..

Явление V.

  

Меж заключенных движение.

  
                       Абдул.
             (вбегает, за ним двое слуг, громким голосом).
  
             Во имя шаха!
             То суд идет! Все встаньте! Суд!..
  
                   Салман (приближается ко входу).

(Слуги широко открывают двери арки, так что виден весь двор и шествие судей).

Явление VI.

Мирза Ахмед, Ахунд, мулла Мохамед Мамеганский или Мамегани, хаджи мирза Багиир, Абдул, Келантар Шираза - Мамут-хан. Их слуги и мирзы.

Все усаживаются. Тишина.

  
                       Багкир.
             Неверья мера
             Вся переполнилась теперь; мою
             Смущает душу всю! Скажи святые
             Нам догматы.
  
                       Баб.
  
             Скажу. Слова простые
             Мне сладко говорить.
  
                       Мирза Ахмед.
  
             Его я обвиню.
  
                       Баб.
  
             Свидетельствую, что нет Бога, кроме Аллаха,
             Что Магомет его пророк, что Али его вали.
                       (Молчание).
  
                       Багкир.
                   (Оправившись от изумления).
  
             Зовешь себя теперь ты Баб?
  
                       Баб.
  
             Господень я смиренный, жалкий раб.
  
                       Багкир.
  
             Тебя и весь народ теперь так величает?
  
                       Баб.
  
             Как жаждет сердцем кто, тот так и называет
             Меня, смиренного раба.
  
                       Багкир.
  
             Слова твои коварство.
             Иль память у тебя слаба?
             Что на земле твое настало царство,
             Ты говорил!
  
                       Баб.
  
             Сердцами властвую, я мнил.
             В сердцах людей то царство.
  
                       Багкир.
  
             Не говорил ли ты, что ты Сахебуз Заман?
             Народ ты не вводил в обман?
  
                       Баб.
  
             Имам Сахбуз Заман - великая надежда!
             Когда зима вокруг иль высохнет земля.
             Пускай народ в беде и впредь, как было прежде,
             Пророчеству внемля,
             Цветы прекрасные увидит на полях,
             Где снег виднеется, иль жалкий тощий прах.
  
                       Мамегани.
  
             Мы жаждем объясненья
             Словам. В загадочных речах
             Нет мысли никакой. Полны значенья
             Покажутся иным.
  
                       Баб (молчит).
  
                       Багкир.
  
             Ты объясни...
                       (Молчание).
  
                       Багкир.
  
             Ты объясни.
  
                       Баб.
  
             Народ в надежде
             Раскроет свои вежды,
             Пророчеству внемля.
             Увидят все, к кому сердца с надеждой
             Вмиг унесутся, вмиг... пошлет его Аллах...
             Его отыщете во всех моих словах.
  
                       Багкир.
  
             Народу ты вещал, что все мы в мире равны,
             И тем смутил народ. Не знаешь, что и дни
             Различны все, и что между валов есть главный,
             Есть наивысший вал!
  
                       Баб.
  
             То Магомет сказал,
             Что все мы, люди, - братья.
  
                       Багкир.
  
             И мира средоточье шах,
             И жалкий гебр, и ты? Все равны без изъятья?
             Все братья?
                       (Молчание).
             Нечистого в твоих глазах
             Нет ничего? Ответь! Уста твои речисты.
  
                       Баб.
  
             Желанье жадное нечисто.
             Небесный наш Творец
             Собою из конца в конец
             Наполнил мир. Он всем, всему начало;
             Все, все сольется с Ним:
             Небес избранники, и все, что жизнью стало.
  
                       Багкир.
  
             Теряем время здесь. Мне кажется, мы спим.
             Высказывал ты мненье,
             Что кофе и табак дурман, -
             Не надо их вкушать!.. О, бедный наш Иран -
             Его погубишь ты. Душистые растенья
             Даны нам Господом для наслажденья!
             Их отнимаешь от людей,
             Как грабит золото у ближнего злодей.
  
                       Баб.
  
             Есть изреченье,
             Что всяким существом владеет так дурман,
             Как царством властвует тиран.
             Он, от врага страну оберегая,
             Сам топчет и гнетет ее, как враг.
             Не запрещаю я. Я лишь остерегаю
             От ядовитых благ.
  
                   Багкир (показывая на Мамут-хана).
  
             Что вопреки закону шариата,
             Монашеству отдался ты на век.
             Вот донесение прибывшего к нам брата.
             К тому же в полдневный жар, далеко от заката,
             Когда в свой дом спешит укрыться человек,
             На кровле ты в молитву погружался...
  
                       Баб.
  
             Нет, от закона я не уклонялся:
     &nbs

Другие авторы
  • Макаров И.
  • Агнивцев Николай Яковлевич
  • Хлебников Велимир
  • Дмитриев-Мамонов Матвей Александрович
  • Ломан Николай Логинович
  • Азов Владимир Александрович
  • Сальгари Эмилио
  • Наседкин Василий Федорович
  • Бутков Яков Петрович
  • Шимкевич Михаил Владимирович
  • Другие произведения
  • Подкольский Вячеслав Викторович - Дичок
  • Успенский Глеб Иванович - Земной рай
  • Щепкина-Куперник Татьяна Львовна - Пасхальный рассказ
  • Дружинин Александр Васильевич - Драматический фельетон о фельетоне и о фельетонистах
  • Бунин Иван Алексеевич - Эпитафия
  • Случевский Константин Константинович - Черная буря
  • Страхов Николай Николаевич - Аполлон Александрович Григорьев
  • Жданов Лев Григорьевич - В сетях интриги
  • Анненков Павел Васильевич - И. Н. Конобеевская. Парижская трилогия и ее автор
  • Энгельгардт Михаил Александрович - Луи Пастер. Его жизнь и научная деятельность
  • Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
    Просмотров: 111 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа