Главная » Книги

Фонвизин Денис Иванович - Переписка Стародума с дедиловским помещиком Дурыкиным

Фонвизин Денис Иванович - Переписка Стародума с дедиловским помещиком Дурыкиным



Д. И. Фонвизин

Переписка Стародума с дедиловским помещиком Дурыкиным

  
   Русская сатирическая проза XVIII века: Сборник произведений / Сост., авт. вступ. статьи и комментариев Стенник Ю. В.
   Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1986
  

ПИСЬМО К СТАРОДУМУ

ОТ ДЕДИЛОВСКОГО ПОМЕЩИКА ДУРЫКИНА

  
   Имея честь быть Вашим соседом, прошу не прогневаться, что я, без всяких моих заслуг, утруждаю Вас сим письмом. Я знаю, что Вы в Москве много знакомцев имеете и любите людей ученых, а мои обстоятельства вот каковы:
   Я имею шестерых детей: трех мужеского и столько ж женского пола. Для девочек переманили мы от соседа мадаму, которая за ними смотрит и за которою мы смотрим; она называется мадам Лудо, неизвестно какой нации. Большой мой сын, Фединька, по семнадцатому году, читать и писать умеет, а Митюшка и Павлинька еще не начинали грамоте. Митюшка - матушкин сынок; с ним надобно обходиться нежно, ибо он слабого здоровья. Я хотел бы выписать из Москвы учителя, но только не немца, ибо боюсь взять Вральмана. Не худо было бы, если б Вы сделали милость, посмотрели из университетских студентов, а кондиции мои при сем прилагаю, пребывая впрочем...

Дурыкин.

  

КОНДИЦИИ ДЛЯ УЧИТЕЛЯ ДОМУ ДУРЫКИНА.

  
   1. Учитель должен быть из русских, уметь по-французскому, по-немецкому, сочинять стихи, сколько потребно для домашнего обихода. Не худо, чтобы он знал и арифметику.
   2. На год дам ему двести рублей, а. он должен учить детей моих со всею кротостию.
   3. Жить он будет у меня в доме; обедать с камердинером.
   4. А как я, по милости божией, имею чин генеральский, будучи отставлен действительным статским советником2, то я именно требую, чтоб он в разговорах со мною и с женою давал нам чаще титул превосходительства.
   5. При гостях в наше присутствие он садиться не должен.
   6. С мадамою Лудо отнюдь не амуриться, дабы не подать худого примера жене моей, а потом и дочерям.
   7. При мне и при жене моей ни шляпы, ни колпака отнюдь не надевать; но из человеколюбия в зимнее время дозволяю накрыться, и то когда метель большая.
   8. В сутки будет он получать по три бутылки русского пива домашнего варенья.
   9. Не худо, если б он взял на себя вести мои приходные и расходные книги, а притом бы умел причесать и ребятам моим волосы, также и парик бы мой взял под свой присмотр.
   10. Он должен исполнять все сие условия, под опасением, в противном случае, быть выгнату во шее из дому; ибо я признаюсь, что нрав у меня бешеный, да и будучи в генеральском чине, может быть, не могу воздержать себя противу студента, в службе моей находящегося, хотя бы он и офицерского был чина.
  

ОТВЕТ СТАРОДУМА ДУРЫКИНУ

  
   Письмо Ваше, государь мой, казал я одному университетскому профессору, который на просьбу мою о приискании в дом Ваш студента отвечал мне письменно. Вот и письмо его.

Стародум.

  

ПИСЬМО

УНИВЕРСИТЕТСКОГО ПРОФЕССОРА К СТАРОДУМУ

  
   Я говорил некоторым нашим студентам- о предлагаемом им месте в доме его превосходительства Дуры-кина. Охотники есть, но, правду сказать, большая часть ставят учительское звание ниже себя, а хотят чинов; один, однако ж, объявил мне свое желание быть учителем. Он из малороссиян, называется господин Срамченко - филолог и философ, а иные уверяют, что и мартинист3, но просит в год не меньше трехсот рублей, хотя живет по духу, а не по плоти. Знает по-французски, а больше по-латыни, арифметику до тройного правила; от стихов, однако ж, просит увольнения; обещает воздавать его превосходительству должное почтение, но обедать с камердинером не соглашается. Предложение о чесании волосов и о надзирании над его париком почитает себе обидою, ибо сие называет он рукоделием. Расходные и приходные книги вести не берется. От искушения касательно мадам Лудо всемерно остерегаться будет, почему и я подозреваю его мартинистом.
   Представился мне еще молодой человек 22 лет; поучен изрядно. Я оставил его у себя обедать и нахожу, что жрет без милосердия. Он требует, кроме обеда и ужина, чтоб дан был ему добрый завтрак, а не меньше и полдник, также чтоб и предлагаемая порция пива была удвоена.
   Господин Кераксин желает также быть учителем, просит 250 рублей за год. Он знает по-гречески, по-еврейски, но не знает по-русски, что, кажется, для детей его превосходительства и не нужно. Ныне, к сожалению, многие из русских дворян хотят детей своих учить по-русски; но, поистине, охота сия есть одна пустая затея, ибо сам г-н Дурыкин грамотою ли дослужился до титула превосходительства?
   Цезуркин, ремеслом пиита, желает также иметь место у господина Дурыкина. Он обещает каждый раз для именин его превосходительства и каждого из чад его сводить в стихах своих всех богов с Олимпа, просит по копейке за стих да к святкам кафтана с плеча его превосходительства, хотя довольно поношенного. Он весьма забавного нрава и шутит так умно, что в доме дурака не надо; ни на кого не сердится, разве только кто стихи его похулит.
   Красоткин, студент весьма щеголеватый, убирается как кукла, да и думает не иначе. Он с удовольствием берется причесывать волосы детям его превосходительства, умеет выводить из платья пятна и вырезывать из бумаги разные фигуры. За одно только не ручаюсь, а именно, чтоб не завел он каких шашней с мадам Лудо или с ее превосходительством, ибо он и моей жене повернул голову.
  

ПИСЬМО ДУРЫКИНА К СТДРОДУМУ

   Предлагаемые господином профессором в дом мой студенты кажутся мне все ребята достойные быть учителями у детей благородных, и для того я боюсь выбрать одного без обиды другому. Покорно прошу уговорить господина профессора, чтоб он всех сих господ созвал к себе в дом и сделал род аукциона: кто возьмет дешевле, того я и беру, и с тем может он заключить контракт на шесть лет. Впрочем пребываю...

Дурыкин.

  
  

ПРИМЕЧАНИЯ

  
   Фонвизин Д. И. Письмо Тараса Скотинина к родной его сестре госпоже Простаковой; Переписка надворного советника Взяткина с его превосходительством***; Переписка Стародума с дедиловским помещиком Дурыкиным.- При жизни Фонвизина не печаталось. Материалы должны были входить в состав журнала Фонвизина "Друг честных людей, или Стародум". Впервые опубл.: Фонвизин Д. И. Собрание оригинальных и драматических сочинений и переводов, ч. II, М., 1830, с. 34-36, 3-11, 19-26. Печатается по: Фонвизин Д. И. Собр. соч. в 2-х т., т. 2. М.; Л., 1959, с. 46-47, 51-57, 60-63.
  
   3 ...а иные уверяют, что и мартинист...- член масонской секты мартинистов.
  

Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
Просмотров: 186 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа