Главная » Книги

Еврипид - Андромаха, Страница 6

Еврипид - Андромаха


1 2 3 4 5 6 7

  
  И крики зверские печально отдал храм
  
  
  И скалы вкруг. Один, как будто бури
  
  
  И не было, наш медными сверкал
  
  
  Недвижный царь доспехами... Но вот
  
  
  Из глубины чертога голос бога,
  
  
  Вселяя в сердце ужас, зазвучал
  
  
  Угрозою - он пламенем дельфийцев
  
  
  Воинственным наполнил и на бой
  
  
  Их воротил... Тут пал и сын Пелида,
  
   1150 Сраженный в бок железным острием...
  
  
  Дельфиец был его убийцей, только
  
  
  Он не один его убил... О нет...
  
  
  Простертого на землю ж кто, отважный,
  
  
  Иль камнем, иль мечом, иль подойдя,
  
  
  Иль издали, кто мертвого не тронул?
  
  
  Все тело царское прекрасное его
  
  
  Изрублено - оно сплошная рана.
  
  
   Мы, наскоро забрав его, тебе
  
   1160 Для слез, старик, и воплей, и убора
  
  
  Могильного приносим. Этот ужас
  
  
  Явил нам бог, который судит нас,
  
  
  Грядущее вещает и карает...
  
  
  Как человек, и злой, припомнил Феб
  
  
  Обиды старые... и это Мудрость?
  Во время последних стихов, с той же стороны, откуда пришел Вестник,
  показывается процессия с закрытым телом Неоптолема на носилках.
  
  
  
  
  Корифей
  
  
  Вот и царь... но увы! он не сам
  
  
   Из дельфийской земли
  
  
  На родимые нивы ступает.
  
  
  На руках он лежит, как добыча,
  
  
  Бесталанный... И оба вы горьки.
  
   1170 Так ли думал, старик, ты встретить
  
  
  Молодого царя? О, увы! вас один
  
  
  Поражает удар, задавила судьба...

    КОММОС

  
  
  
  
  Пелей
  
  Строфа I Горе мне... Ужас какой
  
  
  К дому подходит, в ворота стучится!
  
  
   Увы мне! Увы!
  
  
  О град фессалийский! Погиб я,
  
  
  Исчез я... Я куст обгорелый,
  
  
   Один и бесплоден...
  
  
  О, мука!.. Отраду какую
  
   1180 Лучами я глаз обовью?
  
  
  
   (К мертвому.)
  
  
  Вы, милые губы... ланиты и руки!
  
  
  О, лучше бы вас заморозила смерть
  
  
   На бреге Симунта...
  
  
  
  
  Корифей
  
  
  Да, мог добыть он смерть славнее этой,
  
  
  И ты бы был счастливее, старик.
  
  
  
  
  Пелей
   Антистрофа I Проклят да будешь ты, брак,
  
  
  Семью сгубивший и царство... о, проклят.
  
  
   Увы мне, дитя!
  
  
  Зачем было с родом зловещим
  
   1190 Детей сопрягать нам и смертью
  
  
   Одеть Гермионе
  
  
  Я дал нас зачем? О, пускай бы
  
  
  Перун ее раньше сразил...
  
  
  О, лучше бы в теле отцовском кровавой
  
  
  Ты богу стрелы, вопия, не сулил:
  
  
   С бессмертным не спорят.
  
  
  
  
   Хор
   Строфа II Ой, лихо мне, ой, смерть моя, ой, ой...
  
  
  Обряду верная, почившего встречаю.
  
  
  
  
  Пелей
  
   1200 Ой, лихо мне, ой, смерть моя, ой, ой...
  
  
  Вдвойне за стариков и горьких отвечаю.
  
  
  
  
  Корифей
  
  
  То божия судьба... то божья воля.
  
  
  
  
  Пелей
  
  
  О дитятко... О, на кого ты дом оставил?
  
  
  И старика бездетного и жалкого кому
  
  
   Ты поручил?
  
  
  
  
  Корифей
  
  
  Да, умереть тебе бы раньше внуков...
  
  
  
  
  Пелей
  
  
  Волосы ты терзай себе,
  
  
   Жалкий старик!
  
  
  1210 Для головы не жалей
  
  
  Тяжких ударов... О, город! о, город!
  
  
  Двое детей и Фебом убитых...
  
  
  
  
   Хор
  Антистрофа II Ты испытал и видел столько мук,
  
  
  Тебя, старик, теперь и солнце не согреет.
  
  
  
  
  Пелей
  
  
  Я сына схоронил, и вот мой внук:
  
  
  Мне муки горькие один Аид развеет...
  
  
  
  
  Корифей
  
  
  С богиней брак тебе не скрасил жизни...
  
  
  
  
  Пелей
  
  
  Те гордые надежды где? Они далеко,
  
  
  И с ними счастие Пелеево, увы! в земле
  
   1220 Погребено.
  
  
  
  
  Корифей
  
  
  Ты ж одинок и в одиноком доме.
  
  
  
  
  Пелей
  
  
  Нет тебя, царство, нет тебя!
  
  
   Ты же зачем,
  
  
  
   (бросает жезл)
  
  
   Скипетра бремя? Прочь!
  
  
  В сумрачном гроте проснись, Нереида:
  
  
  Мужа, богиня, гибель ты узришь...
  
  
  
  
  Корифей
  
  
  Как воздух дрожит... Что движется там?
  
  
   Божество? О сестры, глядите:
  
  
  В белом эфире плывет
  
  
  И тихо к полям благоконным
  
   1230 Тихо вздымается, сестры.
  
  
  
  
  

    ИСХОД

    ЯВЛЕНИЕ ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ

  На выдвижном альтане вся в белом и с ненюфарами в черных локонах, с
  
   серебристо-белыми ногами появляется Фетида.
  
  
  
  
  Фетида
  
  
  Внемли, Пелей. В воспоминанье брака
  
  
  Оставила чертог Нереев я
  
  
  И прихожу к тебе. Ты полон муки,
  
  
  Но унывать не надо. Мне ль детей
  
  
  Для радости одной, казалось, было
  
  
  Не повидать... а разве хоронить
  
  
  Мне не пришлось - крылатыми стопами
  
  
  Прославленного сына и звезду
  
  
  Меж юношей Эллады? Ты же слушай,
  
  
  Зачем к тебе пришла я.
  
  
  
  
  
   На алтарь
  
   1240 Дельфийский ты возложишь это тело...
  
  
  Пусть будет гроб Ахиллова птенца
  
  
  Укором для дельфийцев, и известно
  
  
  Да будет всем, что пал он от руки
  
  
  Орестовой.
  
  
  
   А пленницу, - ты понял,
  
  
  Что Андромаху так зову, - пошли
  
  
  В молосские пределы, обручивши
  
  
  Там с Геленом, птенец ее теперь -
  
  
  Последний Эакид, но не угаснет
  
  
  Молосский род его и славен будет...
  
  
  И ты, старик, не бойся, кровь твоя
  
   1250 От нас не оскудеет, вечно жить ей,
  
  
  Как Илион богами не забыт,
  
  
  Хоть злобою Паллады и разрушен.
  
  
   Тебя ж, Пелей, чтоб радость ты познал
  
  
  Божественной невесты, от печали
  
  
  Освободив юдольной, сотворю
  
  
  Нетленным я и смерти неподвластным:
  
  
  Ты будешь жить в Нереевом дому
  
  
  Со мной, как бог с богинею. Оттуда ж,
  
  
  Не оросив сандалий, выйдешь ты,
  
   1260 Чтоб посетить на острове Ахилла,
  
  
  На Белом берегу его чертог
  
  
  Евксинскими омыт волнами, старец.
  
  
   Ты мертвого немедля снаряди,
  
  
  Пелей, в дельфийский город богозданный,
  
  
  А схоронив его, приди и сядь
  
  
  В глубокий грот на мысе Сепиады
  
  
  Старинном; там меня ты ожидай.
  
  
  Приду туда в веселом хороводе
  
  
  Я за тобой, старик. А что судьба
  
  
  Назначила, неси. То Зевса воля.
  
   1270 Богами всем один назначен жребий.
  
  
  И каждый там читает: ты умрешь.
  
  
  
  
  Пелей
  
  
  Владычица... О дочь Нерея... Слава
  
  
  Моя... Моя невеста... Здравствуй, радость.
  
  
  Ты сделала достойнее тебя,
  
  
  Тобой рожденного достойное.
  
  
  О, плакать я забуду, и твои
  
  
  Мне дороги слова. Похоронивши
  
  
  Почившего, к пещерам я пойду
  
  
  У Пелия, где обнял я, богиня,
  
  
  Твой дивный стан...
  
  
  
  
  
  О, как бессмыслен тот,
  
  
  Кто ищет жен с приданым! Благородных
  
  
  Ищите жен для сыновей, и в дом
  
  
  Лишь честный дочь отдать ты должен, если
  
   1280 Не хочешь злой жены. И если б все
  
  
  Так рассуждать могли, то не пришлось бы
  
  
  И гнева нам бессмертных трепетать. Уходит в средние двери. Мертвого по знаку его уносят. Видение исчезает.
  
  
  
  
   Хор
   (покидает сцену под следующие заключительные анапесты:)
  
  
  Многовидны явленья божественных сил,
  
  
  Против чаянья, много решают они:
  
  
  Не сбывается то, что ты верным считал,
  
  
  И нежданному боги находят пути;
  
  
  
  Таково пережитое нами.
  

ПРИМЕЧАНИЯ

    "АНДРОМАХА"

  Документальных данных о времени постановки этой трагедии не сохранилось, но сопоставление отдельных высказываний ее участников с фактами Пелопоннесской войны и наблюдения над художественной формой заставляют датировать "Андромаху" серединой 20-х годов (примерно от 425 до 423 г.). Что касается использованного в ней мифа, то уже "Одиссея" (IV, 3-9) сообщала о выдаче Гермионы замуж за Неоптолема, а послегомеровский эпос знал Андромаху как его пленницу и наложницу. По другой же версии, Гермиона еще до начала Троянской войны была обручена с Орестом (см. ст. 966-970) или даже выдана за него замуж во время пребывания Менелая под Троей. Когда последний, чтобы заручиться поддержкой Неоптолема в войне, отдал ему в жены Гермиону, Оресту пришлось отказаться от своих прав; вернуть себе Гермиону он сумел только после гибели Неоптолема в Дельфах (см. вступительную статью, стр. 580 сл.). Эта сюжетная линия, судя по позднейшим свидетельствам, нашла отражение в несохранившейся трагедии Софокла "Гермиона". Однако участие Ореста в заговоре против Неоптолема в Дельфах, равно как конфликт между Гермионой и Андромахой, а также вмешательство Менелая и Пелея являются, по всем признакам, нововведением Еврипида.
  Ст. 1. О город Фив... - Имеется в виду мизийский город Фивы у подножия горы Плака (в Малой Азии), где царствовал отец Андромахи Ээтион.
  Ст. 14. На острове рожденный...- Неоптолем, который родился на острове Скиросе от союза Ахилла с дочерью местного царя Деидамией; Фетида, мать Ахилла, скрывала здесь юношу среди служанок царевны, чтобы помешать ахейцам взять его с собой под Трою.
  Ст. 16. ...фтийские с фарсальскими сады... - Фтия и Фарсал - города с прилегающими к ним областями в Фессалии; в историческое время Фтия уже не существовала.
  Ст. 31. Мой деспот - то есть господин, хозяин. Истинное отношение Неоптолема к Андромахе, как видно из пьесы, было далеко от деспотического в современном смысле слова.
  Ст. 51. Царь в Делъфах, - он за гнев безумный платит... - Когда Ахилл был убит под Троей стрелой Париса при помощи самого Аполлона, Неоптолема еще не было среди ахейцев, осаждавших город. В этих стихах Еврипид отклоняет тот вариант сказания, по которому Неоптолем был убит жрецами за непочтительное отношение к божеству во время его последней поездки в Дельфы.
  Ст. 82-86. Ты думала...- Перевод этих 5 стихов нарушает традиционную стихомифию, где каждая мысль облекается ровно в один стих. Вот как это звучит в редактуре Зелинского:
  
   - Гонцов... да, как же! До тебя ль им ныне?
  
   - Но если б ты к нему пошла... Что скажешь?
  
   - Чем долгую отлучку объясню?
  
   - Ты женщина, тебя ль учить уловкам?
  
   - Опасно: зоркий глаз у Гермионы.
  Ст. 90. Иди... - В оригинале этим словом начинается монолог Андромахи с нового стиха, как это и принято в трагедии.
  Ст. 103-116. Единственный в греческой трагедии образец монодии, написанной элегическим дистихом.
  Ст. 106. Триера - корабль, оснащенный тремя рядами гребцов, в гомеровскую эпоху неизвестен. В оригинале сказано о тысяче кораблей.
  Ст. 145. Кронидовой дочери чадо - Гермиона, дочь Елены, рожденной Ледой от Зевса.
  Ст. 147. Перед этим стихом в рукописях явный пропуск: корифей хора обычно возвещает после парода появление очередного персонажа.
  Ст. 173-180. Намек на восточные обычаи, допускавшие браки между братом и сестрой, и на гаремный уклад, при котором гарем отца переходил к сыну. О персидских магах рассказывали, что у них разрешается половое общение сына с матерью и отца с дочерью. Греки считали институт моногамного брака одним из важнейших отличий своего быта от "варварского".
  Ст. 248. ...дочь его убийцы - это ты... - Андромаха хочет сказать, что виновницей гибели Ахилла является Елена, мать Гермионы, - ради нее он отправился под Трою.
  Ст. 260. Режь! - В оригинале стихомифия завершается однострочной репликой Андромахи.
  Ст. 266-267. ...свинец расплавленный сковал тебя с подножьем... - Расплавленным свинцом скрепляли подножие статуи с базисом, в который она вставлялась.
  Ст. 274-292. Хор вспоминает о суде Париса. Кронида сын и Майи рожденье - бог Гермес, которому было поручено отвести богинь на гору Иду (в Троаде), где Парис пас стада.
  Ст. 293-300. О, зачем Париса мать щадила... - Когда Гекуба, жена Приама, была беременна Парисом, ей приснилось, что она родила пылающую головню, и прорицатели растолковали этот сон таким образом, что сын Гекубы погубит Трою. Однако родители пожалели сына и, вместо того чтобы умертвить его, велели пастухам бросить младенца в горах. Парис уцелел, узнал о своем царском происхождении и был принят родителями.
  Ст. 393. ...За край канат берешь... - Образ, внесенный Анненским.
  Ст. 399-400. ...Гектора колеса о землю били мертвого. - Из "Илиады" (XXII, 395-405) известно, что Ахилл, сразив Гектора, привязал его труп к колеснице и поволочил за собою от стен Трои.
  Ст. 437. Еврот - река в Пелопоннесе, на берегу которой стоит Спарта.
  Ст. 445-463. О ты, народ... - Одна из обличительных антиспартанских речей, составляющих политический смысл этой трагедии. Обвинение Спарты в коварстве имеет, возможно, и вполне конкретную основу: жители Платей, сдавшиеся в 427 г. спартанцам после обещания пощадить им жизнь, были все-таки казнены (Фукидид, III, 52-68).
  Ст. 486. Чадо Атридово. - Хор называет Гермиону по ее деду Атрею, отцу Менелая.
  Ст. 519-522. Неточный перевод. Гермиона уже решила участь мальчика, вследствие чего его ведут на казнь.
  Ст. 592. Фригиец - Парис.
  Ст. 595-601. Новый выпад против спартанцев, на этот раз неосновательный: хорошо поставленное физическое воспитание девушек в Спарте делало их гораздо здоровее и выносливее афинских женщин.
  Ст. 609. ...к тебе триеры мудрой, царь...- Образ, привнесенный Анненским. В оригинале: "мысли этой". Соответственно, в редактуре Зелинского: ...Благоразумной мысли, царь, к тебе...
  Ст. 624-626. ...дочь казнить... - Здесь, как и впоследствии в "Ифигении в Авлиде", Менелай изображен главным виновником жертвоприношения его племян- ницы Ифигении.
  Ст. 628-631. ...едва увидел перси...- Намек на широко распространенную версию мифа, восходящую к послегомеровскому эпосу: при виде обнаженной груди Елены Менелай забыл о жажде мести и выронил из рук меч, которым собирался казнить изменницу.
  Ст. 647. ...сын отца великого... - Отцом Пелея был Эак, сын Зевса и речной нимфы Эгины.
  Ст. 651. Фасис - античное название реки Рион.
  Ст. 655. ...брат родной Парис...- Суть дела не в том, что Парис был братом Гектора, а что Парис с помощью Аполлона убил Ахилла, и у Пелея не заслуживает сочувствия женщина из Трои.
  Ст. 668-677. Некоторые издатели считают эти строки поздней интерполяцией и исключают из текста "Андромахи". Анненский принял их сторону и оставил стихи без перевода. Напротив, другие издатели не согласны с этой атетезой, и в том числе Зелинский, который считал ст. 668-677 "самой убедительной частью всей этой, вообще очень неубедительной, речи". Он их восстановил в следующем виде:
  
  
  И это взвесь. Допустим, дочь свою ты
  
  
  За гражданина выдал, он же с ней
  
  
  Так поступил, как вот с моей - твой внук;
  
  
  Сидел бы молча ты? Навряд ли! Я же
  
  
  Не трогаю его, а только с ней,
  
  
  С разлучницей и с варваркой, считаюсь;
  
  
  И ты такой на свойственника крик
  
  
  Поднять изволил? А ведь от обид
  
  
  И женщине бывает больно. Мужу
  
  
  В хоромах смерть - гулящая жена;
  
  
  Ну, а супруге каково? У мужа
  
  
  Своя рука - владыка; для нее же
  
  
  Одна защита - братья и отец.
  
  
  Так вот и я за дочь свою вступился;
  
  
  И это - грех? Ах, стар ты, стар, Пелей!
  Ст. 680. Несчастье Еленино - вина одних богов... - Ср. такую же ссылку на богов как виновников бегства Елены и резкую отповедь Гекубы в "Троянках", ст. 983 - 997.
  Ст. 687. Фок - сводный брат Пелея, которого тот заодно со своим братом Теламоном убил из зависти во время состязаний. Убийцы были за это изгнаны отцом из родного дома. Пелей нашел себе прибежище в Фессалии, Теламон - на Саламине.
  Ст. 693-698. ...вождь один себе хвалу берет. - Некоторые исследователи видят в этих стихах намек на популярного в Афинах демагога Клеона, чья победа над спартиатами, осажденными на Сфактерии, была подготовлена умелыми военными действиями афинян под руководством стратегов Никия и Демосфена.
  Ст. 730. ...Но не со мной... - Опущена важная мысль: "прибывшим во Фтию". Менелай здесь чужой и тем более должен остерегаться противоправных поступков.
  Ст. 733-735. Соседний Спарте город... восстал...- Какие современные обстоятельства имеет в виду Еврипид, остается не вполне ясным. Большинство исследователей полагают, что Менелай готовится к экспедиции против Аргоса, который заключил со Спартой в 450 г. тридцатилетний мирный договор, но после начала Пелопоннесской войны все меньше стремился его соблюдать.
  Ст. 766-776. Из этих стихов не следует делать вывод, будто Еврипид защищает аристократические предрассудки о врожденной доблести. В других трагедиях мы найдем прямо противоположные высказывания. Ср. примеч. к "Гераклидам", ст. 327 сл.
  Ст. 773. Только плати герольдам...- Домысел переводчика. В оригинале речь идет о знатных, чья слава повсюду известна, особенно после провозглашения их победителями на общегреческих играх.
  Ст. 788-801. Хор вспоминает подвиги, совершенные в молодости Пелеем: участие на стороне фессалийского племени лапифов в сражении с кентаврами, в походе аргонавтов, наконец, в походе Геракла ("с чадом Кронида"} на Трою.
  Ст. 794. ...остров с островом волны сшибают... - Имеются в виду плавающие и сталкивающиеся между собой скалы Симплегады. См. ст. 865.
  Ст. 817. Теперь подите вы... - Редчайший случай, когда хору предлагают покинуть орхестру. Впрочем, эта попытка пресекается выходом самой Гермионы несколько стихов спустя.
  Ст. 822-824. ...преступной совести... - Здесь, как и в "Медее" (см. примеч. к ст. 1054), в оригинале нет ни слова о "преступной совести" Гермионы; сказано только: "Кажется, несчастная покажет, насколько она страдает, совершив преступление". Как видно из дальнейшего, Гермиону мучит вовсе не совесть, а страх перед Неоптолемом.
  Ст. 825-839. В этих строфах перевод не передает ритмической симметрии оригинала.
  Ст. 865. Симплегады. - См. примеч. к ст. 794.
  Ст. 874. ...отец бы потерпел... - По афинскому гражданскому праву муж мог вернуть провинившуюся жену ее отцу, - правда, вместе с полученным за нею приданым.
  Ст. 889. Моих полей не видно...- В оригинале ход мысли противоположный: хоть владения Ореста далеки от царства Гермионы, она все же остается его (двоюродной) сестрой.
  Ст. 908. Для пленницы...- Неудачный перевод, в котором опущено самое главное: "Для пленницы, жены Гектора" (убитого Ахиллом).
  Ст. 975. ...в дом, изгнаннику закрытый...- Орест хочет сказать, что и собственный дом недоступен ему после убийства матери.
  Ст. 977-981. ...я палач...- Уже здесь с поступка Ореста отомстившего Клитемнестре за убийство Агамемнона, совлекается всякий ореол святости или справедливого воздаяния (см. вступ. статью, с. 21) Ср. ст. 1027 - 1036.
  Ст. 985-986 обычно относят к речи Ореста.
  Ст. 1009-1026. По старинному преданию, Аполлон вместе с "царем морей" Посейдоном в течение года находились в услужении у троянского царя Лаомедонта, для которого они возвели мощные крепостные стены Трои. Однако Лаомедонт не заплатил им обещанной платы, чем в "Илиаде" и объясняется нена- висть Посейдона к троянцам (XXI, 441 - 460).
  Ст. 1019. Симоент - река на Троянской равнине.
  Ст. 1021. ...Беспобедных венцов? - По оригиналу: "Неувенчанных убийств".
  Ст. 1073. Нету тебя...- Из трех стихов оригинала сделаны два и пропущено, что Неоптолем погиб от рук дельфийцев и микенского чужеземца, т. е. подговорившего их Ореста.
  Ст. 1156 сл. пропущены Анненским. В переводе Зелинского:
  
  
   Близ алтаря лежащего, они
  
  
   Его извергли из ограды храма.
  Ст. 1161-1165. Еще одно выражение религиозного скепсиса Еврипида, предвещающее антидельфийскую направленность "Электры" и "Иона".
  Ст. 1228-1230. Слова хора ясно показывают, что Фетида появляется над орхестрой, то есть выступает в частой у Еврипида роли "бога с машины".
  Ст. 1239-1240. На алтарь дельфийский ты возложишь это тело... - Так как традиция единодушно указывала могилу Неоптолема в Дельфах, Еврипид не мог и не хотел ее нарушить. Траурная же процессия с телом убитого, принесенным из Дельф в Фессалию, понадобилась ему для плача Пелея и трогательного финала с участием Фетиды.
  Ст. 1245. Гелен - сын Приама, оставивший Трою до ее падения и воцарившийся в Эпире, в стране молоссов. Поэтому в историческое время эпирские цари (и в том числе знаменитый Пирр) возводили свой род к Ахиллу.
  Ст. 1259. ...не оросив сандалий...- Перед Пелеем расступятся морские волны; ср. "Илиада", XVIII, 65 сл.
  Ст. 1260-1262. ...на Белом берегу его чертог...- Несохранившаяся эпическая поэма "Эфиопида" повествовала, что Ахилл после смерти был перенесен Фетидой на остров Белый в Черном море (теперешний о. Фидониси) - вариант сказания о блаженной стране, где после земной смерти ведут безмятежную жизнь великие герои (ср. "Труды и Дни" Гесиода, ст. 168-173).
  Ст. 1265. Мыс Сепиада (ныне Агиос-Георгиос) - крайняя юго-восточная оконечность горы Пелион; здесь, по преданию, Пелей впервые овладел Фетидой (ср. ст. 278), и вся прибрежная полоса считалась в древности священным местопребыванием морской богини.
  Ст. 1270 в переводе пропущен:
  
  
   И по умершем прекрати печаль.
  
  
  
  
  
   (Зелинский)
  Ст. 1284-1288. Заключение, одинаковое в "Алькестиде", "Елене" и "Вакханках" и восстановленное здесь по аналогии с ними из редактуры Зелинского. В переводе Анненского (в рукописи РГАЛИ отсутствует):
  
  
   Много масок судьба бережет...
  
  
   Боги многое нам,
  
  
   И когда потеряем надежду, дают,
  
  
   А надежное рушат...
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 388 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа