Главная » Книги

Дживелегов Алексей Карпович - Карло Гольдони. Забавный случай, Страница 3

Дживелегов Алексей Карпович - Карло Гольдони. Забавный случай


1 2 3

прощения, сударь. (Хочет уйти.)
  Филиберт. Постойте. (В сторону.) Отчаяние его задушит.
  Лейтенант. Вам так трудно сказать мне то, что он вам говорил?
  Филиберт. Не сокрушайтесь, сын мой, не приходите в отчаяние. Если этот отец, скупой, чванный, невежественный, не согласен выдать замуж свою дочь пристойным образом, мы обойдемся и без его согласия.
  Лейтенант. Нет, сударь. Если отец не согласен, я не могу настаивать на своем желании.
  Филиберт. Что же вы думаете предпринять?
  Лейтенант. Я уеду отсюда далеко и свою привязанность принесу в жертву чести, долгу и общему спокойствию.
  Филиберт. И у вас хватит духу покинуть девушку, которая вас любит? Оставить ее в добычу отчаянию и затем услышать грустную весть о ее болезни или смерти?
  Лейтенант. О, господин Филиберт, вы меня убиваете! Если бы вы знали, какой смысл таится в ваших словах, вы бы никогда не произнесли их!
  Филиберт. Мои слова имеют одну цель: ваше благополучие, спокойствие и счастье.
  Лейтенант. А они могут быть только источником моего смущения и причиной моей погибели.
  Филиберт. Меня удивляет, что такой умный человек, как вы, не можете с собой совладать.
  Лейтенант. Вы бы не говорили этого, если бы знали, в каком я положении.
  Филиберт. Я отлично знаю, в каком вы положении, но незачем отчаиваться. Девушка любит вас, и вы ее нежно любите. Что же, разве это будет первый брак, заключенный между двумя достойными молодыми людьми без согласия отца?
  Лейтенант. Так вы бы меня одобрили, если бы я женился на девушке без согласия отца?
  Филиберт. В этом случае, принимая во внимание все обстоятельства, одобрил бы без колебания. Подумайте: отец богат, зато вы знатного рода; вы приносите его семье честь своим происхождением - он обеспечивает вас приданым дочери.
  Лейтенант. Да, сударь, но как я могу надеяться на приданое, раз я женюсь таким необыкновенным способом? Отец разгневается и не даст ничего.
  Филиберт. Что сделано - сделано! У него всего только одна дочь. Посердится несколько дней, а потом поступит так же, как и все остальные отцы в его положении: признает вас зятем, а может быть, и сделает вас главой своего дома.
  Лейтенант. Неужели можно надеяться на это?
  Филиберт. Конечно. Но только нужно быть смелее.
  Лейтенант. Смелости у меня хватит. Но как все эго осуществить?
  Филиберт. Деньги - пустяки! Вот что мне пришло в голову. Мадемуазель Констанция, должно быть, еще у своей тетки. Послушайте меня. Пожертвуйте сегодняшним обедом. Ради вас пожертвую им и я. Идите к ней. Если она действительно вас любит, уговорите ее доказать вам это на деле. Если тетка будет на ее стороне, пусть она умоляет ее о покровительстве. И если она согласится, обвенчайтесь, не теряя времени.
  Лейтенант. А если отец разгневается и будет угрожать мне арестом?
  Филиберт. Уезжайте во Францию вместе с нею.
  Лейтенант. Каким образом? На какие средства?
  Филиберт (идет к конторке и открывает ее). Погодите!
  Лейтенант (в сторону). О небо! Он не чувствует, что побуждает меня решиться на такой шаг, который всей тяжестью падет на его собственную голову.
  Филиберт. Вот вам. Тут сто гиней золотом и четыреста двумя переводами. Пятьсот гиней вам на некоторое время хватит. Примите их от меня во имя моей любви к вам. А я как-нибудь взыщу с отца девушки.
  Лейтенант. Я несказанно смущен, сударь.
  Филиберт. Нечего смущаться. Вы меня удивляете. Нужно быть смелым и ловким. Идите скорей и не теряйте понапрасну времени. А я пойду посмотреть, что делает Рикард, и если увижу, что он может вас застигнуть, найду кого-нибудь, кто сумеет его задержать. Дайте мне знать обо всем что произойдет, или лично, или запиской. Друг мой, мне кажется, что вы становитесь уже веселее, и я искренне рад за вас. До свиданья! Желаю вам счастья! (В сторону, запирая конторку.) Жду не дождусь увидеть, как будет Рикард скрипеть зубами от злости и отчаяния.
  Лейтенант (в сторону). Он дает мне и совет, и средства его исполнить. Что делать? На что решиться? Э! Схватим судьбу за волосы! А тот, кто, готовя удар другому, сам попадает в смешное положение, пусть винит самого себя. (Уходит.)
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ
  
  
  
   Филиберт, один.
  Филиберт. По правде говоря, меня немного мучит совесть за то, что я научил его всему этому. У меня тоже есть дочь, и мне было бы неприятно, если бы кто-нибудь сыграл со мной такую же штуку. И природа, и закон не велят делать другому то, чего не желаешь себе. Но у меня были на это веские основания. Сердце у меня мягкое, склонное к дружбе и гостеприимству. Оно заставило меня полюбить этого офицера и помочь ему, как если бы он был моим собственным сыном. Брак этот кажется мне вполне подходящим, сопротивление господина Рикарда я нахожу несправедливым, а его жестокость к дочери - самым настоящим тиранством. Помимо всего прочего, мне хочется отплатить ему за грубое обращение и сбить с него спесь. Да! Пусть пропадут мои пятьсот гиней, но мне приятно сделать удовольствие другу и насолить Рикарду.
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ
  
  
  
  Филиберт и Констанция.
  Констанция (входит). Вот и я, сударь.
  Филиберт (с беспокойством). Что вы тут делаете?
  Констанция. Вы же просили меня прийти.
  Филиберт (так же). Вы видели господина де Лакотри?
  Констанция. Нет. А что?
  Филиберт. Сейчас же идите назад к вашей тетушке.
  Констанция. Вы гоните меня из своего дома?
  Филиберт. Не гоню, а советую, прошу, умоляю. Идите скорей, говорю вам.
  Констанция. Я хотела бы знать, почему?
  Филиберт. Узнаете, когда придете к тетушке.
  Констанция. Есть что-нибудь новое?
  Филиберт. Вот именно. Есть кое-что новое.
  Констанция. Так скажите мне.
  Филиберт. Вам скажет господин де Лакотри.
  Констанция. Где?
  Филиберт. У вашей тетушки.
  Констанция. Но ведь его там нет.
  Филиберт. Он только что пошел туда.
  Констанция. Зачем?
  Филиберт. Идите туда, и вы узнаете.
  Констанция. Вы говорили с моим отцом?
  Филиберт. Говорил. Спросите об этом у вашего жениха.
  Констанция. У моего жениха?
  Филиберт. У вашего жениха.
  Констанция. У господина де Лакотри?
  Филиберт. У господина де Лакотри.
  Констанция. Верить ли мне этому?
  Филиберт. Идите скорей к тетушке.
  Констанция. Скажите мне хоть одно слово, умоляю вас!
  Филиберт. Нельзя терять ни минуты. Потеряете время - потеряете жениха.
  Констанция. Боже! Бегу, лечу! Я хотела бы, чтобы у меня выросли крылья на ногах. (Уходит.)
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ
  
  
  
  Филиберт, потом Жаннина.
  Филиберт. Два слова лейтенанта будут ей дороже, чем десять тысяч моих объяснений.
  Жаннина (входит). Отец, это верно, что сказал мне господин де Лакотри?
  Филиберт. А что он вам сказал?
  Жаннина. Что вы советовали ему жениться на девушке без согласия отца.
  филиберт. Он вам об этом сказал?
  Жаннина. Сказал.
  Филиберт (в сторону). Он сделал большую глупость.
  Жаннина. И что вы дали ему пятьсот гиней, чтобы устроить дело.
  Филиберт (в сторону). Вот простофиля! Я уже теперь раскаиваюсь, что ввязался в эту историю.
  Жаннина. Вы молчите! Значит, вы подтверждаете? Значит, это правда?
  Филиберт. Что вы хотите этим сказать?
  Жаннина. Ничего, отец. Мне достаточно знать, что это правда. Ваша покорнейшая слуга, синьор отец! (Делает реверанс.)
  Филиберт. Куда вы?
  Жаннина. Пойду повеселиться.
  Филиберт. По какому поводу?
  Жаннина. По поводу свадьбы господина де Лакотри.
  Филиберт. Да ее еще не было.
  Жаннина. Нужно надеяться, что скоро будет.
  Филиберт. Не говорите об этом никому.
  Жаннина. Не беспокойтесь! Все станет известно, когда молодые поженятся. Вам принадлежит заслуга подготовки свадьбы, а я буду страшно рада, что она состоится. (Уходит.)
  Филиберт. Нехорошо, если на нее подействует дурной пример. Но бояться нечего. Она хорошая девушка. Понимает, как и я, что допустимо и что нет. И потом ведь я сам ее воспитал, и, пока я слежу за ней, ничего плохого случиться не может. (Уходит.)
  
  
  
   ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ
  
  
  Та же декорация. Филиберт и Марианна.
  Марианна. Простите, сударь, что я опять вам надоедаю.
  Филиберт. Опять хочешь сказать мне какую-нибудь глупость.
  Марианна. Надеюсь, что на этот раз уж вы меня дурой не назовете.
  Филиберт. А ты больше не мели вздора.
  Марианна. Я хочу вам только сказать, что собираюсь выходить замуж и поручаю себя вашей доброте.
  Филиберт. Значит ты решила выйти замуж раньше своей хозяйки?
  Марианна. Нет, сударь. Она венчается сегодня, а я Завтра.
  Филиберт. Ну вот! И ты еще не хочешь, чтобы я Звал тебя дурой?
  Марианна. Значит, вы еще продолжаете скрывать от меня?
  Филиберт. Что скрывать?
  Марианна. То, что хозяйка выходит замуж.
  Филиберт. Дурища!
  Марианна. Чтобы доказать вам, что я совсем уже не такая дура, я, так и быть, признаюсь в одном поступке, на который толкнуло меня любопытство. Я стояла за портьерой и слышала, как господин де Лакотри разговаривал с моей хозяйкой и как было решено справить свадьбу в большой тайне; и еще - что вы дали ему пятьсот гиней в счет приданого.
  филиберт (со смехом). В счет приданого?
  Марианна. Ну да, в счет приданого. Я собственными глазами видела гинеи.
  Филиберт. Ну, вот опять! Дура, еще раз дура и в третий раз дура!
  Марианна (в сторону). Он так меня злит, что я готова задушить его собственными руками.
  Филиберт (в сторону). Лейтенант поступил очень нехорошо. Совсем ему незачем было говорить об этом моей дочери. Особенно, если его могли услышать.
  Марианна. Вы скрываете от меня, потому что боитесь, как бы я не разболтала. Мне это очень обидно. Я девушка честная.
  Филиберт. Хороша честность! Подслушивать тайком чужие разговоры, ничего в них не понять и потом идти и болтать глупости!
  Марианна. Правда, подслушивать не следовало. Но могу вас уверить, что слышанное мной я поняла правильно.
  Филиберт. Смотри, как бы тебе сейчас не услышать или не получить от меня нечто такое, что тебе не понравится!
  Марианна. Вы скоры на расправу! Скажите, куда только что ушла моя хозяйка?
  Филиберт. Куда ушла?
  Марианна. Разве не ушла она вместе с господином де Лакотри?
  Филиберт. Куда?
  Марианна. Я слышала, что они пошли к госпоже Гертруде.
  Филиберт. К моей сестре?
  Марианна. Ну да, к вашей сестрице.
  Филиберт. Туда пошла, должно быть, Жаннина, а не лейтенант.
  Марианна. А я знаю, что они пошли вместе.
  Филиберт. Должно быть, лейтенант хотел ее проводить. Моя сестра живет неподалеку от того места, куда он должен был идти. А моей дочери, вероятно, хотелось быть поближе, чтобы скорей узнать новости. Я все знаю, все идет хорошо. А ты - дура!
  Марианна (в сторону). Уф! Я чувствую, что задыхаюсь.
  Филиберт. Пойди посмотри, кто в зале. Там кто-то есть.
  Марианна (в сторону). А как было бы хорошо одурачить старика! Только не пойму, выйдет это у них или нет? (Уходит.)
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ
  
  
  
  Филиберт, потом Гасконь.
  Филиберт. Дай бог, чтобы дело кончилось хорошо. Лишь бы лейтенант не поторопился сдуру и не испортил чего-нибудь. Я, слава богу, был достаточно благоразумен смолоду, а к старости стал еще благоразумнее.
  Гасконь (входит). Ваш покорный слуга, господин Филиберт.
  Филиберт. Здорово, приятель! Ну, что нового?
  Гасконь. Мой господин шлет вам свой нижайший привет.
  Филиберт. Где лейтенант? Что он делает? Что он говорит? Как идут дела?
  Гасконь. Я думаю, вы все узнаете из этой записки.
  Филиберт. Посмотрим. (Раскрывает письмо.)
  Гасконь (в сторону). Он меня не отсылает - значит, можно остаться.
  Филиберт. Тут вложено еще письмецо. Почерк дочери! Посмотрим сначала, что пишет мой друг.
  Гасконь (в сторону). Марианна слушает за портьерой. Она еще любопытнее, чем я.
  Филиберт (читает). "Ваши советы, сударь, заставили меня решиться на шаг, которого я не сделал бы, несмотря на всю мою любовь..." Да, конечно, у него самого не хватило бы мужества. "Я отвел девушку в дом очень приличный и надежный, - я имею в виду дом ее тетушки..." Он отвел ее. Значит, он встретил Констанцию по дороге и проводил ее. Хорошо я поступил, что заставил ее уйти отсюда. Все моих рук дело! "Слезы девушки разжалобили добрую старушку, и она согласилась на нашу свадьбу". Хорошо, очень хорошо. Лучше быть не могло. "Мы послали за нотариусом, и в присутствии двух свидетелей брак был заключен..." Превосходно! Он все отлично обделал! "Мне трудно выразить вам, как сильно я смущен, и, не решаясь еще раз просить о вашей милости, я прилагаю письмо вашей дочери, которой вы простите, быть может, легче, чем мне. Целую ваши руки". Что ему от меня нужно? Что это за новая такая милость, которой он не решается у меня просить? И почему моя дочь берется выпросить ее у меня? Почитаем, что она пишет. Должно быть, он сейчас же после венчания отправился к моей сестре, чтобы сообщить обо всем Жаннине. Что же пишет моя дочь? "Дорогой отец..." Недурно пишет, хороший коммерческий почерк. Молодец девушка! Благослови ее бог! "Позвольте мне пасть к вашим ногам и умолять вас простить меня..." О небо, что она такое сделала? "Получив от вас подтверждение, что вы действительно дали господину де Лакотри совет и ссудили его суммой, необходимой для исполнения замысла, я отдалась моей любви и обвенчалась с лейтенантом..." Ах, негодная! Ах, обманщик! Изменники! Разбойники! Убили меня!
  Гасконь. Что случилось, сударь?
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ
  
  
  
   Те же и Марианна.
  Марианна. Что случилось, хозяин?
  Филиберт. Помогите мне! Поддержите меня! Не оставляйте меня, ради бога!
  Марианна. Чем же вам может помочь такая дура, как я?
  Филиберт. Ты права. Смейся надо мной, ругай меня, бей меня! Я заслужил это, и я тебе позволяю делать со мной все, что хочешь.
  Марианна. Нет, зачем? Мне даже вас жалко.
  Филиберт. Не стою я того, чтобы меня жалели.
  Гасконь. Сударь, не отчаивайтесь. Право же, мой хозяин честный человек и из хорошей семьи.
  Филиберт. 0н погубил мою дочь! Он разрушил мои надежды!
  Марианна. У вас есть возможность дать ему состояние.
  Филиберт. Да, и выбросить на ветер мои деньги!
  Гасконь. Простите меня, сударь. Но вы бы могли убедить себя теми самыми доводами, которыми вы так хорошо пытались убедить господина Рикарда.
  Филиберт. Ах, негодяй! Ты оскорбляешь меня да еще и издеваешься
  Марианна (горячо). Гасконь говорит правильно. Вам не в чем его упрекнуть.
  Филиберт. Да, да. Оскорбляй меня, негодница!
  Марианна. Мне жаль вас, так как я вижу, что гнев вас ослепляет.
  Гасконь. Вините самого себя в последствиях вашего коварного совета.
  Филиберт. Как мог я так обмануться? Как мог я поверить, что лейтенант любит Констанцию?
  Гасконь. Это потому, что любовь богата на выдумки. Она учит влюбленных скрывать свою страсть и добиваться счастья.
  Филиберт. В хорошенькую историю влип бы я, если бы Рикард согласился на брак своей дочери.
  Гасконь. Разве мой господин просил вас хлопотать за него?
  Филиберт. Но он согласился, чтобы я хлопотал.
  Гасконь. Признайтесь, что вы его не поняли.
  Филиберт. В конце концов они меня предали, обманули. Моя дочь - предательница, лейтенант - негодяй!
  Гасконь. Взвешивайте слова, сударь, когда вы говорите об офицере.
  Марианна. Не забывайте, что военные недурно владеют шпагой.
  Филиберт. Да, недоставало, чтобы он меня еще и убил.
  Гасконь. У моего господина не может быть таких кровожадных замыслов. Он придет просить у вас прощения.
  Филиберт. Я не желаю его видеть.
  Гасконь. За него придет ваша дочь.
  Филиберт. Не произносите при мне ее имени.
  Марианна. В ней ваша кровь, сударь.
  Филиберт. Неблагодарная! Я любил ее, она была моей единственной радостью.
  Гасконь. Что случилось, того не поправишь.
  Филиберт. Знаю, наглец! Слишком хорошо знаю.
  Гасконь. Не сердитесь на меня.
  Марианна (Гасконю). Пожалейте его. Его ослепляет гнев. Бедный мой хозяин! Надеялся выдать замуж свою дочь так как ему этого хотелось, чтобы иметь ее всегда рядом с собой, видеть своих внуков, ласкать их, воспитывать...
  Филиберт. Разлетелись в прах мои надежды! Погибли мои последние мечты!
  Гасконь. Сударь, неужели вы думаете, что такой зять, как у вас, не сумеет подарить вам внуков?
  Марианна. И года не пройдет, как около вас начнет возиться этакий хорошенький мальчонка!
  Филиберт. Я так ненавижу отца, что и сын будет мне не мил.
  Марианна. Голос крови, сударь, заставит вас забыть всякую обиду.
  Гасконь. У вас одна-единственная дочь. Ужели у вас хватит духу бросить ее и не видеться с ней никогда?
  Филиберт. У меня так тяжело на душе, что мне кажется - я умру.
  Марианна. Гасконь!
  Гасконь. Ну?
  Марианна. Вы меня понимаете? (Делает ему знак, чтобы он вышел.)
  Гасконь. Понял.
  Марианна. Пора.
  Гасконь. Попробуем.
  Филиберт. Что вы говорите?
  Марианна. Я говорю Гасконю, чтобы он ушел. Нечего ему надоедать вам больше. Пусть не злоупотребляет вашей добротой.
  Филиберт. Да, оставьте меня одного.
  Гасконь. Мое вам почтение, сударь. Может быть, больше не увидимся. Простите меня, если я в вашем доме делал что-нибудь не так, как надо. Я вижу, моему господину придется уехать и увезти во Францию с собой свою супругу. Прикажете передать что-нибудь от вас вашей дочери?
  Филиберт. Вы думаете, что он захочет уехать так скоро?
  Гасконь. Он мне велел заказать лошадей, если не получит от вас доброго ответа.
  Марианна. Какое несчастье для отца сказать себе: "Я никогда больше не увижу своей дочери!"
  Филиберт. Вы видите, какой ваш хозяин варвар, какой это неблагодарный человек! Мог ли я сделать для него больше, чем сделал? И мог ли он обойтись со мной более недостойно? Отнять у меня дочь и лишить меня возможности когда-либо увидеть ее снова!
  Гасконь. Я думаю, что он с радостью привел бы ее к вам, если бы не боялся вашего гнева.
  Филиберт. Вероломный! Уж не должен ли я хвалить его за великолепный поступок? Благодарить его за предательство? Он бежит от упреков оскорбленного отца. Ему страшно услышать, как я назову его изменником.
  Гасконь. Понимаю. С вашего разрешения. (Хочет уйти.)
  Филиберт. Скажи ему, чтобы он не смел являться ко мне. Не хочу! Не желаю!
  Гасконь. Понимаю. Прекрасно понимаю. (В сторону.) Природа возьмет свое. (Уходит.)
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ
  
  
  
  Филиберт и Марианна.
  Марианна (в сторону). Кажется, дело идет на лад.
  Филиберт (в сторону). Сам виноват... Поделом мне... Сам виноват.
  Марианна. Сударь, чтобы развлечь вас немного, позвольте мне поговорить с вами о моих делах.
  Филиберт. Недоставало еще, чтобы в довершение неприятностей ты стала мне говорить о своем браке. Я ненавижу самое это несчастное слово, и пока я жив, не хочу его слышать.
  Марианна. Значит, вы хотите, насколько я могу понять, чтобы мир кончился?
  Филиберт. Для меня он и так кончился.
  Марианна. Бедный хозяин! Кому же достанется ваше богатство?
  Филиберт. Пусть черт его возьмет!
  Марианна. Вы умрете богатым, а дочь ваша будет влачить жизнь в нужде.
  Филиберт. Дочь моя!
  Марианна. И вы хотите жить с этой ненавистью в сердце и умереть, мучась такими угрызениями совести?
  Филиберт. Молчи, дьявол, молчи! Не растравляй моей раны!
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ
  
  
  
  Те же и Констанция.
  Констанция. Господин Филиберт, вы смеетесь надо мной!
  Филиберт (в сторону). Ее только недоставало!
  Констанция. Два часа я его жду, а он не является!
  Филиберт (в сторону). Что мне ей сказать?
  Констанция. Разве вы не уговаривали меня вернуться к тетушке, сказав, что туда придет господин лейтенант?
  Марианна. Лучше уж я вам скажу, как все вышло. Господин лейтенант должен был пойти к тетушке - и пошел к ней. Должен был сговориться с девушкой - и сговорился с ней. Но он, бедняжка, ошибся домом. Вместо того чтобы пойти к тетушке Гортензии, он оказался у тетушки Гертруды, и вместо того чтобы жениться на мадемуазель Констанции, женился на мадемуазель Жаннине.
  Констанция. Да как же это посмели так насмеяться надо мной? Отвечайте вы, господин Филиберт! Разъясните мне, что это значит? И не думайте, - я не так низка, чтобы снести обиду!
  Филиберт. Черт побери! Сношу же я, можете снести и вы.
  Констанция. А вам что приходится сносить?
  Филиберт. То, что по вашей милости я погубил свою дочь.
  Констанция. Из-за меня?
  Филиберт. Да. Из-за вас я соорудил здание, которое потом обрушилось на мою голову.
  Марианна. И еще хорошо, что у моего хозяина крепкая голова.
  Констанция. Ничего не понимаю.
  Филиберт. Я расскажу вам ясно и точно, как все произошло. Вы знаете, что...
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ
  
  
  
   Те же и Рикард.
  Рикард (Констанции). Что вы тут делаете?
  Филиберт (в сторону). Только его здесь не хватало!
  Констанция. Отец, вы никогда не запрещали мне бывать в этом доме.
  Рикард. С сегодняшнего дня запрещаю! Я знаю, зачем вы сюда ходите. Знаю- что у вас шашни с чужеземцем. Знаю, что здесь замышляют что-то против вашей чести и против моей отцовской власти.
  Филиберт. Вы ничего не знаете. А если бы знали, не говорили бы того, что говорите.
  Рикард. Я основываюсь на ваших же словах. Того, что вы мне сказали, достаточно, чтобы запретить моей дочери бывать здесь.
  Марианна. Не боитесь ли вы, что мы выдадим ее замуж против вашей воли?
  Рикард. Боюсь и этого.
  Марианна. Так слушайте. Здесь некому на ней жениться, если только она не захочет выйти замуж за моего хозяина.
  Рикард. А где француз? Где офицер?
  Марианна (Филиберту). Позвольте, сударь, я ему скажу.
  Филиберт. Ох, нужно сказать слишком много.
  Марианна. Знайте же, что господин офицер честно вступил в брак с моей хозяйкой.
  Рикард (удивленно). Как!
  Филиберт (возмущенно). Так!
  Констанция. Вот оскорбление, которого я опасалась. Ах, отец, отплатите за обиду, которая мне нанесена! Они насмеялись надо мной, чтобы не выдать своей любви. Они льстили мне, чтобы потом поднять на смех. Это оскорбление позорит всю нашу семью.
  Рикард. Да, я отплачу за оскорбление, нанесенное мне. Вы, сударыня, будете заперты в четырех стенах, а господин Филиберт заплатит за обиду тем позором, который покроет его самого.
  Филиберт (в сторону). Поделом мне! Я заслуживаю худшего.
  Констанция. Бедная я! До чего довели меня страсть, слабость и непослушание!
  Филиберт. Дорогой друг, простите меня за то, что я вам наговорил в сердцах. Я вижу теперь, как я был неправ, и небо по справедливости наказало меня за мои дурные намерения. Ах, господин Рикард! Я потерял дочь и сам себе подготовил несчастье,
  Рикард. Потерял дочь? Выдать замуж ведь не значит еще совсем потерять.
  Филиберт. Боюсь, что я ее больше не увижу. Кто знает, быть может, в эту самую минуту негодяй увозит ее далеко отсюда. Я сам дал ему пятьсот гиней, чтобы отнять у меня мое сердце. Моя дочь, моя единственная дочь, любовь моя, единственная моя привязанность! Ах, если бы я мог хоть бы раз, только один раз поцеловать ее! Хочу узнать, уехала ли она или нет. Хочу попытаться увидеть ее. Если она уехала, я убью себя собственными руками. (Хочет идти и встречает Жаннину.)
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ
  
  
  
   Те же и Жаннина.
  Жаннина. Дорогой мой отец!
  Филиберт. О, неблагодарная дочь!
  Жаннина. Простите меня, умоляю вас. (Опускается на колени.)
  Филиберт. Ты не заслуживаешь, чтобы я тебя простил.
  Жаннина. Увы! Негодование ваше справедливо.
  Филиберт (в сторону). Умру, не выдержу...
  Рикард (в сторону). Обоих жалко, надо признаться.
  Констанция (в сторону). Я была бы отомщена, если бы отец не простил ее.
  Филиберт. Встань!
  Жаннина. Не встану, пока не простите.
  Филиберт. Как могла ты причинить мне такое горе?
  Жаннина. Ах, отец, ваш собственный совет...
  Филиберт. Молчи, не мучь меня больше! Не напоминай мне никогда о том, как я был слеп и слаб. На этом условии я тебя прощаю. Встань!
  Жаннина (встает). Милый, любимый отец!
  Констанция (в сторону). Ей дешево досталось отцовское прощение!
  Жаннина. Но, отец, пусть ваше великодушие будет полным.
  Филиберт. Не смей говорить мне о твоем муже.
  Жаннина. Верните ему свое сердце, не то я должна буду вас покинуть.
  Филиберт. Вероломная! Так-то ты разговариваешь с отцом!
  Жаннина. Супружеский долг вынуждает меня к этому.
  Филиберт (в сторону). Нелегкая вещь быть отцом! Но поделом мне. Я заслуживаю худшего.
  Рикард. Друг мой! Дело сделано. Оно непоправимо. Я советую вам уладить все, пока по городу не пошел слух о забавном случае, который с вами произошел.
  Филиберт. Я полагаюсь на вас. (Констанции.) Я полагаюсь на вас, сударыня, и надеюсь, что никто ничего не узнает. Этого требуют мое имя и моя честь. (Марианне.) Предупреди там, чтобы не было разговоров. (Жаннине.) Дочь моя, не говорите об этом никому.
  Жаннина. Боже сохрани! Никто не должен знать. Уладим все, прежде чем кто-нибудь выйдет отсюда. (К дверям.) Скорей, милый супруг, идите сюда. Бросьтесь на колени перед моим дорогим отцом, просите у него прощения, целуйте у него руку. Он вас прощает, он вас признает своим зятем, своим сыном. Живо, живо! И молчание, чтобы никто не узнал.
  Филиберт (в сторону). Совсем отупел, не понимаю, что они со мной делают.
  Констанция (в сторону). Не могу больше видеть этого неблагодарного. (Уходит.)
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ
  
  
  
   Те же и лейтенант.
  Лейтенант (опускаясь на колени перед Филибертом). Вы простили меня, сударь?
  Филиберт. А вам кажется, что вы заслужили мое прощение?
  Жаннина. Умоляю вас, не будем больше говорить об ртом. Нужно сделать так, чтобы никто не узнал о том, что произошло. Моему отцу важно спасти честь семьи. И ни в коем случае не напоминайте ему, хотя бы для своего оправдания, что он сам посоветовал вам такую уловку и дал пятьсот гиней, чтобы ее осуществить.
  Филиберт (Жаннине, возмущенно). Я же приказал вам не говорить об этом.
  Жаннина. Я только передаю ваше приказание мужу. Больше ничего.
  Рикард. Что же, господин Филиберт, успокоились вы?
  Филиберт. А что мне еще остается? Меня вынуждают к этому необходимость, любовь, собственное мое добродушие. Не знаю, что сказать. Вы поженились, пришли в мой дом, - так и живите здесь, и да благословит вас небо.
  Жаннина. О, как я счастлива!
  Лейтенант. Я надеюсь, вам не придется раскаиваться в том, что вы простили и облагодетельствовали меня.
  Марианна. Живо, живо - и молчание, чтобы никто не узнал!
  Филиберт. Что тебе еще?
  Марианна. Тут есть еще одно маленькое дельце. Его надо кончить тихо и поскорее. Гасконь будет моим мужем. С разрешения моих господ.
  Гасконь. С разрешения моего хозяина.
  
  
  
  Дают друг другу руки.
  Марианна. Живо, живо - и молчание, чтобы никто не узнал!
  Жаннина. О твоем замужестве и говорить-то нечего. Насчет моего могут болтать всякое, и я сама признаю, что преступила долг свой, не соблюла покорности отцу, подвергла опасности свою честь и доброе имя семьи. Пусть люди, видя меня не только не наказанной, но счастливой, не вздумают извлечь из этого дурной пример. Пусть скажут, наоборот, что небо захотело огорчить отца и не избавило дочь ни от страха, ни от раскаяния. Великодушные зрители, пусть плодом нашего представления будет благонравие в семьях, а следствием вашей доброты - снисходительное одобрение.
  
  
  
  
  ПРИМЕЧАНИЯ
  
  
  
   ЗАБАВНЫЙ СЛУЧАЙ
  
  
  
  Un curioso accidente
  Комедия была представлена в первый раз в Венеции, в театре Сан-Лука, 11 октября 1760 года, а не в 1757 году, как ошибочно сообщает Гольдони в "Мемуарах". Напечатана впервые в издании Паскуали (т. VII, 1764-1768 годы), вместе с посвящением другу Гольдони, французскому комедиографу и либреттисту Симону Фавару (1710-1792).
  Комедия написана на основе действительного происшествия. "Это удивительное и забавное приключение, - рассказывает Гольдони, - произошло с одним крупным голландским купцом, и Два его поверенных в Венеции сообщили мне его как сюжет, достойный комедии. Я изменил только место действия и имена лиц". {"Мемуары", т. II, стр. 280.}
  В Венеции эта комедия - одна из самых любимых пьес Гольдони - прошла с большим успехом. Она и до сих пор идет на итальянской сцене. В XVIII веке лучшим исполнителем роли Филиберта был Франческо Пинотти.
  В XIX веке в этой комедии выступали Гаэтано Кольтеллини, Пьетро Дзоли. Исполнением роли Филиберта особенно прославились Джузеппе Монкальво и Чезаре Росси. Наконец в наше время Эту роль с успехом исполняли такие выдающиеся актеры, как Эрмете Новелли, Эмилио Дзаго, Альфредо Де Сантис и другие.
  На сюжет "Забавного случая" написаны комические оперы Л. Риччи-сына (1871) и Гаэтано Коронаро (1903).
  Стр. 80. Младший сын в семье - по законам, существовавшим в ряде европейских стран в XVIII веке, не являлся наследником, так как наследование дворянских поместий продолжало сохраняться по праву первородства, в результате чего дети аристократических фамилий вынуждены были поступать на военную службу, как наиболее почетную для лиц дворянского происхождения.
  Стр. 92. Откупщик - частное лицо, за определенный денежный взнос откупавшее право взимать с населения государственные налоги в свою пользу. Обычно откупщики злоупотребляли предоставляемым им правом и быстро обогащались за счет народа.
  
  
  
  
  
  
  
  
  И. П. Володина

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 186 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа