Главная » Книги

Дживелегов Алексей Карпович - Карло Гольдони. Трактирщица, Страница 5

Дживелегов Алексей Карпович - Карло Гольдони. Трактирщица


1 2 3 4 5

долину.
  К а в а л е р (гневно, маркизу). Я?
  М а р к и з. Я молчу.
  Г р а ф. Повернитесь ко мне и отвечайте мне. Вам, очевидно, совестно за свой неблаговидный поступок.
  К а в а л е р. Мне совестно вас слушать дольше и не сказать, что вы лжете.
  Г р а ф. Я лгу?
  М а р к и з (в сторону). Дело, кажется, принимает неприятный оборот.
  К а в а л е р. На чем основаны ваши подозрения? (Маркизу, гневно.) Граф сам не знает, что говорит!
  М а р к и з. Мое дело сторона.
  Г р а ф. Вы лжете.
  М а р к и з. Я ухожу. (Хочет уйти.)
  К а в а л е р (удерживает его насильно). Погодите.
  Г р а ф. И будете мне отвечать.
  К а в а л е р. Да, я буду отвечать. (Маркизу). Дайте мне вашу шпагу.
  М а р к и з. Да успокойтесь же вы оба! Милый граф, что вам в том, что кавалер любит Мирандолину?
  К а в а л е р. Я люблю ее? Неправда! Лжет тот, кто это говорит!
  М а р к и з. Лжет? Ложь не от меня. Я этого не говорил.
  К а в а л е р. Кто же тогда?
  Г р а ф. Я это говорю. И подтверждаю. И не боюсь вас.
  К а в а л е р. Дайте мне шпагу.
  М а р к и з. Не дам.
  К а в а л е р. Значит, вы тоже мой враг?
  М а р к и з. Я всем друг.
  Г р а ф. Все это недостойные поступки.
  К а в а л е р. Ах, дьявол! Клянусь!.. (Выхватывает шпагу у маркиза, которая остается у него в руках вместе с ножнами.)
  М а р к и з. Не теряйте уважения ко мне.
  К а в а л е р. Если я вас оскорбил, я дам удовлетворение и вам.
  М а р к и з. Вы слишком горячитесь. (В сторону, грустно.) Мне очень не по себе.
  Г р а ф. Я требую удовлетворения. (Становится в позицию.)
  К а в а л е р. Вы его получите. (Хочет обнажить шпагу, но она не выходит из ножен.)
  М а р к и з. Эта шпага с вами незнакома.
  К а в а л е р (продолжает тянуть шпагу из ножен). Ах, проклятая!
  М а р к и з. Ничего у вас не выйдет, кавалер.
  Г р а ф. Я не желаю больше ждать.
  К а в а л е р. Наконец! (Обнажает шпагу и видит, что у нее всего половина клинка.) Что это значит?
  М а р к и з. Вы сломали мне шпагу.
  К а в а л е р. Где же другая половина? В ножнах нет ничего.
  М а р к и з. Да, верно! Совсем выскочило из головы. Я сломал ее на моей последней дуэли.
  К а в а л е р (графу). Я схожу за шпагой.
  Г р а ф. Нет, клянусь, вы не сбежите от меня!
  К а в а л е р. Бежать! Я готов биться с вами хотя бы этим обломком.
  М а р к и з. Это испанский клинок. Не подведет.
  Г р а ф. Не так пылко, синьор фанфарон!
  К а в а л е р. Его мне хватит. (Нападает на графа.)
  Г р а ф (становится в позицию). Назад!
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ ВОСЕМНАДЦАТОЕ
   Те же, Мирандолина и Фабрицио.
  Ф а б р и ц и о. Стойте, стойте!
  М и р а н д о л и н а. Остановитесь, синьоры, остановитесь!
  Г р а ф (увидя Мирандолину). Проклятая!
  М и р а н д о л и н а. Какой ужас! У них шпаги в руках!
  М а р к и з. Видите, все из-за вас!
  М и р а н д о л и н а. Как! Из-за меня?
  Г р а ф. Это все синьор кавалер. Он влюблен в вас.
  К а в а л е р. Я? Влюблен? Неправда! Вы лжете!
  М и р а н д о л и н а. Синьор кавалер влюблен в меня? О нет, синьор граф, вы ошибаетесь. Уверяю вас, вы ошибаетесь.
  Г р а ф. Ну да. Вы сговорились.
  М а р к и з. Это известно, это видно...
  К а в а л е р (сердито, маркизу). Что известно? Что видно?
  М а р к и з. Я говорю, что если это так, то известно, а если не так, то не видно...
  М и р а н д о л и н а. Синьор кавалер в меня влюблен? Нет! Он это отрицает и, отрицая в моем присутствии, оскорбляет меня, унижает, говорит мне в лицо о своей стойкости и о моей слабости. Скажу правду: если бы мне удалось завоевать его сердце, я считала бы это величайшим подвигом. Но человека, который не любит женщин, презирает их, думает о них дурно, невозможно покорить. Синьоры мои, я женщина искренняя и чистосердечная. Раз я должна в чем-нибудь признаться, я это говорю и правды не скрываю. Я пыталась покорить синьора кавалера, но не смогла. (Кавалеру.) Не правда ли, синьор? Старалась, старалась, но не вышло ничего.
  К а в а л е р (в сторону). Ах! Не могу вымолвить слова...
  Г р а ф (Мирандолине). Видите? Он смущен.
  М а р к и з (Мирандолине). У него не хватает духу сказать "нет".
  К а в а л е р (сердито, маркизу). Вы сами не знаете, что говорите.
  М а р к и з (кавалеру, мягко). Ну, что это вы все на меня?
  М и р а н д о л и н а. Нет! Синьор кавалер не может влюбиться. Он знает наши уловки, знает женское лукавство, не полагается на слова, не верит слезам, смеется над обмороками.
  К а в а л е р. Значит, у женщин слезы притворны, обмороки лживы?
  М и р а н д о л и н а. Как! Вы этого не знаете? Или только делаете вид?
  К а в а л е р. Клянусь небом, такое лицемерие заслуживает кинжала в сердце!
  М и р а н д о л и н а. Не горячитесь, синьор кавалер, не то эти синьоры подумают, что вы взаправду влюблены.
  Г р а ф. Конечно, влюблен и не может этого скрыть.
  М а р к и з. По глазам видно!
  К а в а л е р (сердито, маркизу). Ничуть не бывало.
  М а р к и з. Ну, что это вы все на меня?
  М и р а н д о л и н а. Нет, синьоры, не влюблен он. Я говорю это, подтверждаю и готова доказать.
  К а в а л е р (в сторону). Не могу больше. (Графу.) Граф, в другой раз вы найдете меня при шпаге. (Швыряет шпагу маркиза на пол.)
  М а р к и з (поднимает ее). Рукоятка денег стоит.
  М и р а н д о л и н а. Погодите, синьор кавалер, тут дело идет о репутации. Эти синьоры думают, что вы влюблены. Нужно убедить их в противном.
  К а в а л е р. Нет никакой необходимости!
  М и р а н д о л и н а. Как нет? Погодите одну минутку.
  К а в а л е р (в сторону). Что она еще придумала?
  М и р а н д о л и н а. Самый несомненный признак любви - это ревность. Кто не ревнует, тот не любит. Если бы синьор кавалер любил меня, он бы не потерпел, чтобы я принадлежала другому. А ему это все равно, и вы увидите...
  К а в а л е р. Кому вы хотите принадлежать?
  М и р а н д о л и н а. Тому, кому прочил меня отец.
  Ф а б р и ц и о. Уж не обо мне ли вы говорите?
  М и р а н д о л и н а. Да, милый Фабрицио, о вас. И в присутствии этих синьоров я отдаю вам свою руку.
  К а в а л е р (вне себя, в сторону). Боже! Этому... Я не вынесу.
  Г р а ф (в сторону). Если она выходит за Фабрицио, значит, не любит кавалера. (Громко.) Очень хорошо! Венчайтесь, я обещаю вам триста скудо.
  М а р к и з. Мирандолина, лучше яичко сегодня, чем курицу завтра. Венчайтесь, и я сейчас же дам вам двенадцать цехинов.
  М и р а н д о л и н а. Благодарю вас, синьоры. Мне не нужно приданого. Я бедная девушка, без изящества и особых достоинств. Я не способна вскружить голову важному синьору. Но Фабрицио любит меня.
  К а в а л е р. Да, проклятая, выходи за кого хочешь. Я знаю, что ты водила меня за нос, что в душе ты радуешься моему унижению. Вижу, что ты продолжаешь испытывать мое терпение. Ты заслуживаешь, чтобы я кинжалом отплатил за твои уловки, чтобы я вырвал твое сердце и выставил его напоказ всем лгуньям, всем обманщицам. Но это значило бы унизить себя вдвое больше прежнего. Я бегу от твоих глаз, проклинаю твои вкрадчивые слова, твои слезы, твое притворство! Ты показала мне, какую пагубную власть имеют над нами женщины. Я узнал теперь на собственной шкуре, что не достаточно презирать женщин, - нужно бежать от них, и только этим путем можно от них спастись. (Уходит.)
  
  
  
  ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТНАДЦАТОЕ
   Мирандолина, граф, маркиз и Фабрицио.
  Г р а ф. Вот и говорите после этого, что он не влюблен!
  М а р к и з. Если он еще раз скажет, что я лгу, - слово дворянина, я вызову его на дуэль!
  М и р а н д о л и н а. Тише, синьоры, тише. Он ушел и не вернется. И если дело кончилось так, то для меня это счастье. К сожалению, мне действительно удалось увлечь беднягу, но игра была рискованная. Не хочу больше думать о том, что было. Фабрицио, подойди ко мне, милый, дай мне руку.
  Ф а б р и ц и о. Руку? Легче, синьора. Вы забавляетесь тем, что кружите людям головы, и думаете еще, что я захочу на вас жениться?
  М и р а н д о л и н а. Будет тебе, дурень! Это была шутка, каприз, прихоть! И потом, я была свободной девушкой и никого не была обязана слушаться. Когда буду замужем, все пойдет по-другому.
  Ф а б р и ц и о. А как по-другому?
  
  
  
   ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТОЕ
   Те же и слуга кавалера.
  С л у г а. Синьора хозяйка, я пришел проститься с вами.
  М и р а н д о л и н а. Уже уезжаете?
  С л у г а. Да. Хозяин пошел иа почтовую станцию распорядиться о лошадях. Он ждет, чтобы я доставил туда багаж. Едем в Ливорно.
  М и р а н д о л и н а. Простите, если я не оказала вам...
  С л у г а. Не могу задерживаться... Благодарю вас и желаю вам всяких благ. (Уходит.)
  М и р а н д о л и н а. Уехал, слава богу! У меня все-таки угрызения совести. Уехал он, конечно, разгоряченный... Нет, никогда больше не буду пускаться на такие проделки!
  Г р а ф. Мирандолина, останетесь ли вы девушкой или выйдете замуж, будьте уверены, что для вас я всегда буду тем, чем был.
  М а р к и з. Можете рассчитывать на мое покровительство.
  М и р а н д о л и н а. Синьоры, теперь, когда я собираюсь замуж, мне не нужны больше ни покровители, ни воздыхатели, ни подарки. До сих пор я развлекалась, и это было дурно: я подвергала себя большому риску. Но больше никогда этого не повторится. Вот мой жених!
  Ф а б р и ц и о. Погодите еще, синьора.
  М и р а н д о л и н а. Чего ждать? Что там еще? Какие затруднения? Идем. Дайте руку.
  Ф а б р и ц и о. Я хотел бы раньше уговориться...
  М и р а н д о л и н а. Какой такой уговор? Уговор один: или давай руку, или отправляйся восвояси...
  Ф а б р и ц и о. Я дам руку, но потом...
  М и р а н д о л и н а. А потом я буду целиком твоя, мой милый. Не сомневайся во мне. Буду любить тебя всегда. Ты будешь у меня единственным.
  Ф а б р и ц и о (дает руку). Не могу больше! Вот вам моя рука, дорогая.
  М и р а н д о л и н а (в сторону). Ну, и тут все в порядке.
  Г р а ф. Мирандолина, вы великая женщина. У вас какая-то способность вести мужчин, куда вам захочется.
  М а р к и з. Несомненно! У вас такие манеры, что невозможно устоять!
  М и р а н д о л и н а. Если я действительно могу надеяться на милость с вашей стороны, синьоры, то прошу вас напоследок об одном.
  Г р а ф. О чем?
  М а р к и з. Говорите.
  Ф а б р и ц и о (в сторону). Чего еще она будет просить теперь?
  М и р а н д о л и н а. Умоляю вас сделать мне большое одолжение и переехать в другую гостиницу.
  Ф а б р и ц и о (в сторону). Вот это так! Теперь вижу, что она меня любит.
  Г р а ф. Правильно. Понимаю и одобряю. Я еду. Но где бы я ни был, будьте уверены в моем уважении.
  М а р к и з. Скажите, у вас не пропадал золотой флакончик?
  М и р а н д о л и н а. Пропал.
  М а р к и з. Вот он, я нашел его и вручаю вам. Я уезжаю, чтобы сделать вам приятное. Но где бы я ни был, вы можете рассчитывать на мое покровительство.
  М и р а н д о л и н а. Думаю, что приличие и добрые нравы не препятствуют мне слушать ваши слова. Выйдя замуж, я перестану быть, чем была. А вы, синьоры, воспользуйтесь виденным, чтобы впредь не подвергать опасности свои чувства. Если же когда-нибудь это случится с вами и вам будет угрожать такая беда, такое поражение, не забывайте о полученных уроках и вспомните некую трактирщицу.
  
  
  
  
  ПРИМЕЧАНИЯ
  
  
  
   КАРЛО ГОЛЬДОНИ
  
  
  
   ТРАКТИРЩИЦА
  Первая публикация комедии на русском языке в переводе А.Элькана относится к 1861 году.
  В дальнейшем комедия Гольдони была опубликована в журнале "Артист" (1894, Š 37). Автор перевода - И. Гливенко.
  Под заглавием "Хозяйка гостиницы" комедия публиковалась в 1910 году (М. - Польза. - Универс. б-ка). Перевод принадлежит известному режиссеру Ф. Комиссаржевскому. Он переиздавался в 1913-м и 1916 годах.
  Первая публикация перевода Алексея Карповича Дживелегова относится к 1933 году. (В кн.: Комедии. Под ред. и со вступительной статьей А.К.Дживелегова. М.-A., Academia, т. I). Впоследствии публиковался только этот перевод.
  {1} Кавалер - дворянин без титула, но награжденный орденом.
  {2} ...если бы я не стояла все время у дверей... - В театре XVIII века билеты продавались только на бенефис того или иного актера (причем цена зачастую не была твердо установлена и на спектакли, пользующиеся особым успехом). В остальных случаях кассир обходил зрителей или собирал деньги у входа. Итальянские театры не составляли в этом смысле исключения, хотя в Венеции и был свой обычай: зрителей допускали в зал за очень небольшую плату, но для того, кто хотел сесть, за дополнительные деньги "отпирали" закрытое специальной перемычкой кресло. Бродячие труппы - а к одной из них и принадлежат изображенные Гольдони актрисы - вообще собирали деньги только у входа, и здесь очень многое зависело от красоты и обходительности поставленной для этого актрисы. Деньги клались в тарелку, и зритель брал или не брал сдачу.
  {3} Мелиссовая вода - лекарственное средство, употребляемое с древнейших времен и считавшееся во времена Гольдони целительным чуть ли не при всех заболеваниях. В основе его лежит многолетнее травянистое растение мелисса.
  
  
  
  
  
  
  
  
  Ю.Кагарлицкий

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 149 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа