Главная » Книги

Добролюбов Александр Михайлович - Добролюбов А. М.: Биобиблиографическая справка

Добролюбов Александр Михайлович - Добролюбов А. М.: Биобиблиографическая справка


   ДОБРОЛЮБОВ, Александр Михайлович [30.VIII(11.IX).1876, Варшава - после 1943, Азербайджан) - поэт. Сектант, основатель религиозной секты "добролюбовцев", или "братков". Один из основоположников русского символизма, для которого судьба Д., направление его духовных исканий имели едва ли не большее значение, чем творчество. Родился в семье русского чиновника, служившего в Варшаве, где и начинал учебу. Незадолго до смерти отца семья переехала в Петербург. В 1891-1895 гг. учился в шестой гимназии, где сблизился с поэтом и будущим известным педагогом Вл. В. Гиппиусом (троюродным братом З. Н. Гиппиус), который пробудил у Д. интерес к французскому символизму. Д. стал ревностным последователем новейшей поэзии, был "пропитан самим духом декадентства" (Брюсов В. Автобиография // Русская литература XX века / Под ред. С. А. Венгерова.- Т. I.- С. 111). Образ жизни Д. этих лет создал ему особый ореол, существенно дополнявший впечатление от его странных стихов. Современники вспоминали, что он "курил гашиш, склонял к этому и других в своей маленькой комнатке на Пантелеймоновской, оклеенной черными обоями, с потолком, выкрашенным в серый цвет" (Гиппиус Вл. В. Александр Добролюбов // Русская литература XX века.- Т. I.- С. 266). Не менее странным было поведение Д. в обществе, где он "говорил намеренную чепуху, садился посреди комнаты на пол" (Там же.- С. 288). "Письма он писал дикие, ни на что не похожие, без обращений, изломанным почерком, и точно подделываясь под бред" (Крайний Антон (Гиппиус З. Н.). Литературный дневник.- Спб., 1908.- С. 55). Одевался Д. "в необычный костюм вроде гусарского, но черный, с шелковым белым кашне, вместо воротника и галстука" (Гиппиус Вл. В. Александр Добролюбов.- С. 288).
   Д. и Гиппиус в 1894 г. пытались примкнуть к альманаху Брюсова "Русские символисты", но план совместного выпуска осуществлен не был. Знакомство с Д. имело значение для творческого самоопределения Брюсова, о чем он писал в автобиографии (см.: Иванова Е. В. Валерий Брюсов и Александр Добролюбов // Известия АН СССР. Серия литературы и языка.- М., 1981.- Т. 40).
   Одновременно с поступлением на историко-филологический факультет в 1895 г. Д. издает первый сборник своих стихов "Natura naturans. Natura naturata", заглавие которого было заимствовано у Спинозы и означало "Природа порождающая. Природа порожденная". Заглавию соответствовали два раздела книги, первый из которых обращен к предкам Д. (бабушке, отцу), второй - к их потомкам (братьям и сестрам Д.). Сборник был посвящен "Моим великим учителям Гюго, Рихарду Вагнеру, Росетти, Никонову". Соседство Гюго, Вагнера и никому неизвестного Никонова поставило это посвящение Д. в один ряд с эпатажными посвящениями Брюсова ("вечности и искусству"), Емельянова-Коханского ("Мне и египетской царице Клеопатре"). Стихи носили экспериментальный характер, в них предпринята попытка создания синтетического искусства, соединяющего поэзию, живопись, музыку (к большинству стихов предпосланы названия картин, в соотнесении с которыми они должны восприниматься). Некоторые стихи строились по композиционным законам музыки - перед стихотворением задавались лейтмотивы, которые затем разрабатывались в отдельных стихах. Книга Д. была воспринята современниками как декадентские фокусы, по точному замечанию П. Перцова, "ошеломила критику, как свалившийся на голову кирпич" (П е р ц о в П. П. Литературные воспоминания.- М.; Л., 1933.- С. 235). Легенды о жизни Д. приобретают в этот период мрачный оттенок: рассказывают о черных мессах, совершаемых на его квартире, о том, что в кругу единомышленников он проповедует самоубийство как последнее доказательство полного самоосвобождения личности от общеобязательных моральных запретов. Есть свидетельства, что двое из его товарищей покончили с собой (см. указ. работу Вл. Гиппиуса), под влиянием их смерти у Д. начинается духовный кризис. "Развалины прежнего Д.",- записывает Брюсов после встречи с ним 7 апреля 1896 г. (Брюсов В. Дневники.-С. 24). В 1896-1897 гг. Д. намеревался издать второй сборник стихов, но рукопись была утеряна в типографии.
   Весной 1898 г. Д. оставляет университет и начинает странствовать по Олонецкой и Архангельской губ. С конца 1898 до апреля 1899 г. письма от Д. поступают из Соловецкого монас-
   тыря, где он живет послушником, но откуда уходит, неудовлетворенный монастырскими порядками. В 1900 г. в издательстве "Скорпион" выходит "Собрание стихотворений" Д. с предисловием И. Коневского и В. Брюсова. Составителем сборника был Брюсов, который включил главным образом стихи, написанные накануне "ухода". Часть прозаических отрывков, написанных в это же время, Брюсов опубликовал позднее в альманахе "Северные цветы" на 1902 год" (М., 1902). В произведениях этого периода формальные эксперименты отсутствуют, стихи носят по преимуществу дневниковый и исповедальный характер. Богоборческие рассуждения чередуются в них с покаянными признаниями.
   Уход Д. из литературы, превращение его в "рыцаря странствующего ордена" символисты расценивали как симптом пробуждающегося нового религиозного сознания. Когда же в начале 900 гг. Д. перебирается в Поволжье, где вокруг него складывается религиозная секта "добролюбовцев", или "братков", в которую входили местные крестьяне, в прошлом главным образом молокане, символисты начинают видеть в этом шаг навстречу стихии, народу.
   За эти религиозные идеи, главным образом за проповедь пацифизма и отказа от воинской повинности, Д. неоднократно подвергался тюремному заключению (см.: Азадовский К. М. Путь А. Добролюбова // Блоковский сборник.- Тарту, 1979.- Вып. 3). Религиозная доктрина Д. ничего общего с символизмом не имела, была воспринята им главным образом у молокан и сводилась к отрицанию собственности, восхвалению бедности, отрицанию книжной культуры, проповеди пантеизма. Частично использовал Д. также учение М. Метерлинка о молчании как пути к внутреннему откровению. В эти годы Д. переписывался с Л. Толстым, который высоко ставил авторитет Д. (см.: Иванова Е. В. Один из "темных" визитеров // Прометей.- М., 1980.- Вып. 12).
   Для русского символизма важны были не конкретные идеи Д., а общее направление его духовной деятельности. Среди символистов он был канонизирован как своеобразный символистский святой, его сравнивали с Францизском Ассизским. При этом каждый из символистов видел в его пути подтверждение собственных идей: Мережковский - подступы к религии "третьего завета", Вяч. Иванов - период "нисхождения" к народу в духе собственных теорий и т. п. Авторитет Д. пал вместе с символизмом.
   До 1915 г. Д. жил как глава секты в Поволжье, затем с частью последователей перебирается в Сибирь, где занимается землеройными работами в районе Славгорода до 1923 г. В 1925-1927 гг. перекочевывает в Среднюю Азию, после 1927 г. уходит в глухие районы Азербайджана (города Евлах, Кубатлы, Мардакерт, Степанакерт), где работает в артели печников. Изредка посещает Москву и Ленинград, переписывается с И. М. Брюсовой. После 1943 г. следы Д. теряются.
   Последние его произведения (относятся к 30 гг.) - четыре "Манифеста представителей ручного труда", прозаические "Отрывки из потерянного", стихотворение "Памятник" (несколько редакций) - свидетельствуют о новой перемене духовных ориентиров Д., в них исповедуются идеи, близкие к Пролеткульту. В письме к "браткам" 30 гг. писал о своем атеизме и отрицал существование "высшего существа свыше личности человека".

Е. В. Иванова

  
   Источник: "Русские писатели". Биобиблиографический словарь.
   Том 1. А-Л. Под редакцией П. А. Николаева.
   М., "Просвещение", 1990
   OCR Бычков М. Н.

Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
Просмотров: 462 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа