Главная » Книги

Дашкова Екатерина Романовна - Тоисиоков

Дашкова Екатерина Романовна - Тоисиоков


1 2


E. P. Дашкова

Тоисиоков

Комедия в пяти действиях

   E. P. Дашкова. О смысле слова "воспитание". Сочинения, письма, документы / Составление, вступительная статья, примечания Г. И. Смагиной. СПб., 2001.
   Scan ImWerden
  

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

  
   Г. Тоисиоков.
   Г-жа Тоисиокова.
   Г-жа Решимова, пожилая вдова, по-старинному одетая в черное платье.
   Флена Осиповна, племянница ее, двоюродная сестра г-жи Тоисиоковой.
   Г. Здравомыслов, друг г. Тоисиокова.
   Лафлер, француз, камердинер.
   Дворецкий.
   Маша, Флены Осиповны служанка.
   Пролаз, конюший г-жи Решимовой.
   Андрей, слуга г. Здравомыслова.
   Купец.
  

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

  

Явление 1

  

Театр представляет кабинет, в коем г. Тоисиоков, сидя перед столом, разбирает бумаги, читает, перерывает, размышляет и начинает говорить.

  
   Г. Тоисиоков. Чем более человек умен и знающ, тем осторожнее; решительности убегает... По счетам сим ясно видно, что и дворецкий и Лафлер оба меня обманывают, но откинуть их не могу. Без французского камердинера, это правда, я бы мог обойтись; но как и без него быть? Особливо теперь; ...он проворен... нужен... Другого плута отпустил бы, но чтоб не раскаиваться после, как то мне уже часто случалось. (Читает и, перестав, говорит.) Сего счета я бы, конечно, не имел, если б не был женат; проклинаю тот час, в который мой друг убедил меня сей несчастный союз сделать. Осмотрись, - говорил он тогда, - чтоб нерешимостью своею не потерять того, чего внутренно желаешь. Я, правда, казалось, любил ее тогда; но если б его и тетки ее докучность меня с толку тогда не сбила, я бы счастливее теперь был. Вчерась еще я столь же сильно ею прельщался, как потом и ненавидел. (Продолжает читать, а потом встает.) Скучно этими бумагами заниматься, но я за дворецким послал, быть так. (Садится.) Кончить с ним хотя третьегодняшние счеты.
   Дворецкий (в сторону). Ведь, кажется, очень занялся, а решению никакому не бывать как не бывать. (Кланяется г. Тоисиокову.) Вы изволили меня спрашивать.
   Г. Тоисиоков. Да, я хочу неотменно окончить с тобою завалявшиеся счеты; а то, не сказав, сдерешь с меня проценты.
   Дворецкий. Как это, сударь? У меня денег нет, а хотя б и были, не в рост бы вам их отдал.
   Г. Тоисиоков. Строчку или нулик приписать стоит вашему брату добрых процентов.
   Дворецкий. Не статочное, сударь, дело.
  

Явление 2

Г. Тоисиоков и дворецкий.

  
   Г. Тоисиоков. Все в свете и статочно, и нестаточно; примемся, однако, за дело (смотря на часы), но мне уж пора ехать; нет, добро, читай. (Подает ему расходную книгу.)
   Дворецкий (читает). По случаю продажи, но после опять возвратно купленной вами деревни, на двойные пошлины две тысячи рублей; за третью перестройку конюшни по счету архитектора семьсот рублей; по поручительству за француза... (перестает читать). Я истинно не запомню, сударь, имя его и для того не написал (продолжает читать) три тысячи рублей; госпоже Брюжжихиной за неустойку...
   Г. Тоисиоков (встав, выдергивает у него из рук расходную книгу). Несносно, скоро ли конца дождусь?
   Дворецкий. Конечно уж, сударь, мне нечего читать, а после подозревать опять меня станете; сделайте милость, поручите господину Здравомыслову дела ваши в порядок привести.
   Г. Тоисиоков. Не всегда он здраво решит, и пословица нас учит: не скоро, да здорово. (В сторону.) Чтоб отвязаться от него, страницы две послушаю. адится.)
   Дворецкий. Сегодня присылал, сударь, купец спросить, когда прикажете писать купчую на продаваемый вами дом.
   Г. Тоисиоков. Да я уж отдумал дом продавать; он убежищем служить мне может, когда...
  

Явление 3

Те же и Пролаз.

  
   Пролаз. Барыня моя приказала, сударь, кланяться и донести, что она скоро к вам прибудет; я ее за две упряжки отсель оставил.
   Г. Тоисиоков (в сторону). О неприятное посещение! (Пролазу.) Радуюсь, что тетушку увижу; какова она здоровьем?
   Пролаз. Никогда вы ее здоровее не видывали, кажется, будто бы помолодела.
   Г. Тоисиоков (в сторону). Тем злее замуштрует весь дом. (К дворецкому.) Прикажи прибрать для тетушки покои; нет, постой, я сам пойду; я жене скажу. (Уходит и возвращается; дворецкому на ухо.) Слушай, помни же ты и Лафлеру скажи, чтоб при этой гостье ни о чем мне не докладывать, а то она тотчас на все свои решения давать станет. (Уходит.)
  

Явление 4

Дворецкий и Пролаз.

  
   Пролаз. Что, брат, как поживаешь?
   Дворецкий. По прозванию нашему, так и живется.
   Пролаз. Как по прозванию?
   Дворецкий. И так и сяк. Господин мой скучал, как был на службе, скучает теперь в отставке; и то и се желает, то и се приказывает, и опять отдумывает; а наш брат угождай как знаешь, хотя ввек попасть нельзя на мысль; они у него, как шары, один другого прогоняет.
   Пролаз. Неужели воистину твой барин таков?
   Дворецкий. А вот каков: барыню любит, всякий деньги у него выманивает, а ей не дает; теперь, знаешь ли, для чего решился пойти к ней? Для того только, что знал, что ее дома нет, а как тетушка изволит приехать, пуще с толку все собьемся.
   Пролаз. Нет, ты барыню не знаешь: хотя горяча, скора и упряма, но умна и сердцем отходчива. Надо, правда, умок, чтобы угодить ей; да твоя барыня, скажи пожалуй, и Флена Осиповна, что делают? Как в нерешимостях ваших обретаются?
  

Явление 5

Те же и Маша.

  
   Дворецкий. Вот Машенька тебе на этот вопрос ответ даст, а мне еще с должниками нашими хлопотать надобно. (Уходит.)
   Маша. С должниками? (Качает головой.) А главный-то, я чаю, он сам; небось умел карманы свои набить. (Пролазу.) А! Здравствуй, давно ли здесь?
   Пролаз. Недавно, и госпожа моя скоро прибудет.
   Маша. Ахти!
   Пролаз. Испугалась нас, что ли?
   Маша. Не диво и испугаться; у ней все скоро, скоро, скоро; а у барина так: поди - постой - пошли - нет, погоди.
   Пролаз. Какая ты проказница!
   Маша. Да что ж не правда, что ли? Барин часто на память мне приводит тряпье. (Смеется.)
   Пролаз. Ха, ха, ха, что за тряпье?
   Маша. Я прежде служила у бумажной фабрикантши; тогда должность моя была с тряпками возиться, хотя из оных ни сшить, ни скроить нечего, только на перегной годятся; так то и он - ни толку, ни решимости от него не добьешься. Самая он тряпка; иногда смешон, а иногда, коли сметь сказать, и противен. (Смеется.)
   Пролаз. Я знаю и сам, что у женщин решительный молодец скорее удачу получит. Да барыня и барышня твоя как ладят?
   Маша. Сам рассудишь: вчерась поутру господин наш отменно был ласков, нежен и горяч к жене своей; уверял ее, что они всегда бы в согласии жили, если бы она не следовала советам моей барышни; а после обеда, как она уехала, тогда прекрасную Флену превозносил до небес и советовал ей, чтоб она от сестрицы двоюродной отнюдь ничего не занимала, что она сама умнее и что себя унижает, заимствуя от кого-нибудь.
   Пролаз. Это похоже на смутки.2
   Маша. Нет, не думаю, он сам не знает, которая из них превосходнее или которую он лучше любит; все по часам, а сестрицы между собою очень согласно живут и, я чаю, сносятся; да беда, что барышня моя так скромна, что от нее ни слова никогда не узнаю.
   Пролаз. Как же ты, бедная, живешь? Девке да не знать все, что барышня ее думает, - это грустно и необыкновенно; а я так все знаю и до всего сам доберусь.
   Маша. И я таки не вовсе впотьмах живу; есть у нас Лафлер, который мне куры строит;3 он от барина все знает, не все от меня притаивает; да и другие кое-что таки сказывают.
   Пролаз. Слыхал я об нем; госпожа моя говорит, что он великий плут, и если только приобрел господин, ездя в чужие край, что его с собою вывез, то мало барыша ему из его путешествия будет. Но вот она сама.
  

Явление 6

Г-жа Решимова, Маша и Пролаз.

Маша подходит и целует у г-жи Решимовой руку.

  
   Г-жа Решимова (вырывая руку). Где твоя госпожа? Ох, устала! Подай стул, кликни Фленушку, где ее сестрица? Что, муженек-то, по-старому кубарит?4 Что же не отвечаешь? Истукан ты что ли?
   Маша (в сторону). Да как успевать отвечать. (Г-же Решимовой.) Барышня поехала, сударыня, с сестрицею гулять.
   Г-жа Решимова (топая ногами). Ну, ну?
   Маша. А барин, сударыня, дома, я пойду ему скажу о вашем приезде. (Убегает.)
  

Явление 7

  
   Г-жа Решимова (Пролазу). Готова ли спальня моя? Видел ли Фленушку? Отнес ли письмо к стряпчему? К сватье? Разведал ли, что надобно? Отыскал ли квартиру лекаря моего?
   Пролаз. Все исполнил, сударыня (в сторону). Ничего не бывало. (Г-же Решимовой.) Флену Осиповну только не видал.
   Г-жа Решимова. Для чего? Не успел что ли? Лени что ли здесь в доме успел набраться?
  

Явление 8

  

Те же и г. Тоисиоков.

  
   Г-жа Решимова. А! Здравствуй, здравствуй, племянничек, как поживаешь? Здорова ли жена? Как уживается с тобою Фленушка моя? Разделался ли с должниками?
   Г. Тоисиоков. Позвольте мне, тетушка, прежде поздравить вас с благополучным приездом.
   Г-жа Решимова. Я комплиментов-то не люблю, дай сюды мне племянниц-то, дай.
   Г. Тоисиоков. Они поехали прогуливаться, сударыня.
   Г-жа Решимова. Хорошо сделали, ведь им дома-то, я чаю, тошнехонько.
   Г. Тоисиоков. Почему же-с?
   Г-жа Решимова. А вот потому, что вы по-старому, чай, то лижетесь, то спорите.
   Г. Тоисиоков. Когда человек и сам с собою не всегда согласен, быть может, то как же...
   Г-жа Решимова. Да споры-то все о пустом; неужли ей всегда потакать, когда ты сам себя мало знаешь; о сороке, мартышке, попугае неужли не дозволено свое мнение иметь и свое словцо сказать; в важном деле - то иное, жена, конечно, должна повиноваться, а то в безделках да и сердиться; ребенок что ли ты? Я так Фленушке удивляюсь: на ее месте я давно бы от вас уехала.
   Г. Тоисиоков. Вольно вам, сударыня, так думать.
   Г-жа Решимова. Конечно, вольно, для того что я умею и знаю, как волю-то иметь; ты ведь один такой чудак, что воли одинакой не имеешь, а хочешь, однако ж, чтоб тебе угождали; сердишься на жену по пустякам, по пустякам же опять и хвалишь и лобызаешь, как на ум взбредет; да добро, пошли-тка за женой.
   Г. Тоисиоков. Слышу-с. (В сторону.) С радостию ухожу. (Уходит.)
  

Явление 9

  

Пролаз, г-жа Решимова и Лафлер.

  
   Лафлер (показавшись в ближних дверях). Il ne faut pas s'y frotter. {Не нужно здесь толочься (фр.).} (Прячется.)
   Г-жа Решимова. Плут, мошенник, воротись, куда ушел? Чего испужалея? Чучело я что ли? Этот бездельник... (увидев Пролаза). Да ты что здесь стоишь? (Пролаз уходит.) Этот плут Лафлер один бестолкового и недоверчивого моего племянника доверенность имеет; хотелось было мне...
  

Явление 10

  

Г-жа Решимова, г-жа Тоисиокова и Флена Осиповна. Последние обе вдруг кидаются в объятия г-жи Решимовой, и обе вдруг говорят.

  
   Флена Осиповна. Как я рада, тетушка, что вас увидела!
   Г-жа Тоисиокова. Как я счастлива, что вас дождалась!
   Г-жа Решимова. Я сама, дети, рада, что вас вижу. Как, Фленушка, поживаешь? А ты, матка, поди-ка да приготовь отдых старой тетке; от мужа ведь твоего я ничего толковитого не жду.
   Г-жа Тоисиокова. Я уверена, что он чрезмерно приездом вашим обрадован и что уже все учредил для покою вашего; он вас, конечно, и любит и почитает.
   Г-жа Решимова (улыбаясь). И, полно, он ведь и любить-то не умеет; да поди, поди, пожалуй, постель прикажи мне приготовить, я, право, очень устала.
  

Г-жа Тоисиокова уходит.

  

Явление 11

  

Г-жа Решимова и Флена.

  
   Г-жа Решимова. Ну, мой друг, мы теперь одни: скажи мне, что ты и как ты? Ты знаешь, что я тебя люблю, для тебя больше и приехала сюда; не робей, сказывай, чем недовольна? Что тебе надобно?
   Флена. Мне по милости вашей ни в чем недостатка нет, и никаких неудовольствий не имею.
   Г-жа Решимова. Как-таки без досады, особливо с этой неодушевленною куклою, с зятюшком твоим!
   Флена. Вы сами лучше меня изволите знать, что различны нравы людские; снисходить же друг другу мы долг имеем.
   Г-жа Решимова. Что различны, то различны люди - это преумное твое слово; а снисхождение иметь к такому человеку, который не только себя, но всех, в связи с ним, несчастными делает, не могу... нет, не могу.
   Флена. Как же быть, тетушка! Зять мой, конечно, не имеет разума, вашему подобного, ни вашей расторопности.
   Г-жа Решимова. Он не только мой ум, но и никакого не имеет; ты слишком добросердечна и снисходительна; я иногда крушусь о сестре твоей, но кто ж виноват? Сама выбрала, влюбилась в болвана и ускорила выбором своим мое решение. Ты, мое любезное дитя, не погуби себя так же, оставь мне определить твой жребий, положись на меня, пусть я за тебя решу.
   Флена. Я, конечно, во всем на вас полагаюсь и из воли вашей ни для чего не выступлю.
   Г-жа Решимова. Так, любезная, так, моя умница; да скажи, однако ж, как они долгами своими перемещаются?
   Флена. Грустно думать, не только говорить о расстройке их: вы изволите знать, что ни пышности, ниже мотовства лишнего за ним нет, но со всем тем, если так все пойдет, то имение их будет недостаточно на заплату долгов; меня состояние сестрицы чрезмерно печалит.
  

Явление 12

Те же и г-жа Тоисиокова.

  
   Г-жа Тоисиокова. Почивальня ваша готова, после же отдыха вашего, когда прикажете, то и стол готов будет.
   Г-жа Решимова. Хорошо, пойдем, проводите меня в мою комнату.
  

Все уходят.

Конец первого действия.

  
  

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Явление 1

  
   Лафлер (один). Ну есшо штук сыграть, и Monsieur {господин (фр.).} Лафлер может доволен бить, фортун сделан, деньги есть. Давиша мосье приказал мне мамзель Флен превенировать5 о его любви, хотел дать письмо, раздумал; n'importe. {не важно (фр.).} Благ мене открылся, я интриг заведу, а барыш достану, поеду a Paris {в Париж (фр.).} и буду смеяться на эта famille. {семья (фр.).} Теперь надо выиграл, мамзель Машенька, надо искусна поступка. (Уходит.)
  

Явление 2

Пролаз и Андрей.

  
   Андрей. Как я рад, что приезд моего господина мне встречу старого друга Пролаза доставил. Помоги же мне в сем доме. Инструкция моя предписывает мне вручить письмо барышне так проворно, чтоб никто отнюдь еще не знал о приезде нашем.
   Пролаз. Да на что тебе лучше Маши; разве старый ваш лад разладился?
   Андрей. Авось и нет, но как крепко надеяться на девичью правду? Далеко из глаз, далеко из сердца - пословица говорится; заботясь о приказании господина моего, я и не успел спросить тебя об ней.
   Пролаз. Она по-старому хороша, весела, и Лафлер за ней приволачивается.
   Андрей. Да она как, мигается с ним, что ли?
   Пролаз. Не узнаешь, ведь и любви хоть не чувствуют городские девушки, а любят иметь прихлебателей за хвостом; сам лучше спознаешь.
   Андрей. Поведи же меня к ней, но не погуби меня и барина; не сказывай своей госпоже ни о приезде нашем, ни о моем посольстве.
   Пролаз. Даю тебе мое слово; ведь она не знала об вас, следственно, и не имел я приказания за вами подсматривать. (Уходят оба.)
  

Явление 3

  
   Маша (одна). Услышала стук приезжих, побежала к барину в кабинет, чтоб из окна посмотреть, письмецо под ноги попалось, прочла надпись на имя барышни моей, а приезжего тем прозевала; уж хотя б узнать, что в письмеце-то написано; ...хочется очень распечатать, но боюсь барышни, такие проповеди мне за это наскажет, уж куда умна... Ба, ба, ба! Кого я вижу?
  

В то время Андрей входит.

Явление 4

Маша и Андрей.

  
   Андрей. Верного своего Андрюшу. Ты по-старому ль ко мне милостива?
   Маша. Полно, не наше с тобою дело, мы ведь не господа, чтоб переменяться и неверностью щеголять. Да скажи, каким счастьем тебя сюда занесло?
   Андрей. Не ветром ведь; барин приехал и прислал меня с письмом, которое вручить надо, как гласит моя инструкция, поскорей и прежде, нежели кто здесь узнает о нашем приезде.
   Маша. Ведь, верно, к барышне моей; подай сюда, я твое дело сделаю. Она теперь за столом, а мы с тобой еще балы поточим;6 после ж ты уберись домой, а я госпоже своей письмо тотчас отдам.
   Андрей. Всем сердцем рад с тобою раздабарывать;7 но скажи, что за Лафлер у вас? К тебе он, сказывают, подъезжает?
   Маша. Не бойся этого соперника; ведь я знаю, что он как волк все к лесу глядит; как побольше господина оберет, так и уедет в свою отчизну; я от скуки его слушаю и над ним смеюсь.
   Андрей. То-то, то-то, да не очень ли тебе с ним весело?
   Маша. Экая беда, пустое; скажи-ка лучше своему барину, чтоб он его подкупил; он за деньги все скажет и все сделает.
   Андрей. На что нам такие подкопы? Мы честно, грудью хотим взять.
   Маша. Поверь же мне, что нужда будет; я сейчас подняла письмо, которое утверждает меня в догадке моей; но я слышу, что стульями застучали, знать, встали из-за стола, убирайся, убирайся.
   Андрей. Прости: как смеркнется, приду к тебе за ответом.
  

Оба уходят.

Явление 5

Г-жа Решимова, г-жа Тоисиокова, г. Тоисиоков и Флена.

  
   Г-жа Решимова. По-моему так, какой-нибудь да нрав лучше, чем никакого не иметь: как бы крут ни был, - захочешь, так подладишь; а вертушка жестяная да деревянная хороша, а не с руками и с ногами.
   Г. Тоисиоков. Эм... так, сударыня, но и упрямство куда тяжело! А особливо, когда вследствие скоропостижного решения.
   Г-жа Решимова. Это ты, батька, из книги какой-нибудь выбрал; иные наветки-то8 не у места бывают, да хотя б ты тарабарскую грамоту9 разобрал и начитался бы; а как своего царька (указывая на лоб) в голове нет, так все-таки жить с порядком не будешь уметь.
   Г. Тоисиоков (в сторону). Быть льстить ей и сносить ее грубости.
   Г-жа Решимова. Шепчи хоть не шепчи, я исстари слыла баба с головою.
   Г-жа Тоисиокова. Муж мой, конечно, согласно со всеми вас таковою почитает.
   Г. Тоисиоков. Без сомнения; я уверен, что вы в младенчестве и в молодости на других никак не походили и превосходным разумом блистали.
   Г-жа Решимова. Ошибалась, как и другие, но скоро опять прямой след находила; в том-то и разница. Вот вам скажу, как, вышед ребенком замуж, я криво было поняла, как в супружестве утвердить благоприязнь и мир. Сядем-ка: тебе, Фленушка, эта речь пригодится. (Берут стулья, тетку усаживают и сами садятся.)
   Флена. Всегда с почтением и с удовольствием вас, тетушка, слушаю.
   Г-жа Решимова. Пятнадцати лет по любви и с родительским благословением вышла я за дядю вашего; он, покойник-свет, был преумный человек, никогда из воли моей не выступал; а как мы чрезмерно друг друга любили, вздумали, что городское пребывание суетно и препятствует к наслаждению взаимной нашей горячности, поехали в деревню: там, дескать, мы одни будем и беспрепятственно станем друг другом утешаться. Первые пять-шесть дней хорошо шло, друг другу вселенную заменяли; но скоро после приметила, что он, свет, зевает, а и меня, матка, зачала мучить. Не поехать ли в город? - сказала я. Он тотчас согласился.
  

Явление 6

Те же и Лафлер.

Делает господину своему знаки и мигает.

  
   Г-жа Решимова (увидя то). Зачем он? Этого плута вале-де шама10 вмиг бы со двора столкала.
   Г. Тоисиоков. Allez-vous-en {Пойдите прочь (фр.).}.
  

Лафлер уходит.

  
   Г-жа Решимова. Где, бишь, я, дети, остановилась?
   Флена. Когда вы изволили намеряться в город возвратно ехать.
   Г-жа Решимова. Ну-с, поехали мы в город; и чтоб не подвергнуться той же скуке, стали разъезжать он в сторону, а я в другую. Поутру в лавки да на гулянье, потом спешу одеться, чтоб обедать в гостях, после в комедию, оттуда на бал; с утренней зарей домой возвратимся, так измучены, так устанем, власно11 избитые; а веселья прямого и удовольствия нимало не находили. Продлилось это несколько времени, тут я спохватилась и решила, заметьте, я решила, что...
  

Лафлер вбегает опять и делает господину знаки.

  
   Г-жа Решимова (увидя). Не велит он тебе со мною сидеть, что ли? Так попроси у него на то дозволения.
   Г. Тоисиоков. Как этому статься, тетушка! Он знает, что у меня зубы болят, и думает, что он мне нужен. (Машет рукою Лафлеру, тот уходит.)
   Г-жа Решимова. Да поди, поди себе и раздабарывай с ним; я племянницам доскажу, как решиться кстати я и в молодости умела; тебя ж ведь ничто уже не исправит, так на что тебе и слушать нас?
   Г. Тоисиоков (держа рукою щеку). Позвольте и мне, сударыня, пользоваться вашими нравоучениями.
   Г-жа Решимова (оборачивает спиною стул к г. Тоисиокову). Где, бишь, Фленушка, я остановилась, как плут-то мне помешал?
   Флена. Вы изволили решение какое-то...
   Г-жа Решимова. А! Помню, помню; мы, друг мой, - сказала я свету, - слишком были вместе, потом слишком были розно, вдаваясь в крайности, отдалились от истинного пути; нам скучно было оттого, что не в меру были уединенны, что слишком беспосредственно были вместе; нам скучно потом было оттого, что слишком были в людях и чуждались друг друга; все в меру хорошо; не будем как неподвижные статуйки друг против друга сидеть, не будем также и бегать друг от друга. Он решение мое принял за закон, и с лишком тридцать лет после того счастливо и согласно жили. Вот видите, как я на прямой след опять попасть умела!
  

Явление 7

Те же и Пролаз.

  
   Пролаз. Стряпчий ваш и лекарь приехали.
   Г-жа Решимова. Поведи их в мою комнату.
  

Она и Пролаз уходят.

Явление 8

Г-жа Тоисиокова, г. Тоисиоков и Флена.

  
   Г. Тоисиоков. Я думал, рассказы ее ввек не кончатся.
   Г-жа Тоисиокова. Для чего не имеешь к ней того снисхождения, которое ты к меньше достойным предметам имеешь?
   Г. Тоисиоков. Для чего? для чего? Не вздумай и ты мною повелевать; мне уж и от ее одной скучно. (Уходит.)
  

Входит Маша и вызывает на ухо Флену.

  
   Флена (г-же Тоисиоковой). Пожалуй, не уходи, я тотчас возвращусь.
  

Явление 9

  
   Г-жа Тоисиокова (одна). Не знаю, чему приписать несчастную противу меня перемену мужа моего; она тем более для меня мучительна, что я должна скрывать смущение свое, чтоб не усугубить тетушки моей к нему ненависти... Если б Здравомыслов здесь был, он бы мог своими советами нас сблизить... Нечаянно сведала я, что долги мужа моего превышают все, что я о них представляла... На что ж от меня таить то, в чем участие я принимать должна? Но терпение, терпение есть одно для меня убежище.
  

Явление 10

  

Г-жа Тоисиокова и Флена.

  
   Г-жа Тоисиокова. Что ты так, сестрица, смутна?
   Флена. Я не знаю, для чего это тебе кажется!
   Г-жа Тоисиокова. Давно ли ты начала скрывать свои чувства от друга, от сестры, которая тебя любит?
   Флена. Тягостно б было для меня сокрытые от тебя питать мысли; я тебе откроюсь, но обещайся мне несколько времени не сказывать то своему мужу; я имею на это причины, и самое мое счастие от твоей скромности зависит.
   Г-жа Тоисиокова. Непонятно для меня, но я обещаю тебе все, что ты хочешь.
   Флена (ища письма, в сторону). Одно письмо ей покажу, а о другом потщусь12 скрыть во всю жизнь. (Вынув письмо из кармана и держа в руке.) Ты давно уже подозревала, что Здравомыслов меня любит; вот письмо от него, которое мне теперь Маша вручила. (Отдает письмо, читает про себя г-жа Тоисиокова.) Признаюсь, что я его всем другим предпочитаю, но...
   Г-жа Тоисиокова (отдавая ей назад письмо). Я еще не вижу причины, отчего тебе быть смущенной или печальной.
   Флена. Разве забыла ты нрав тетушки? Довольно для нее узнать, что я его назначаю своим супругом, чтоб сей брак ей противен сделался и чтоб его возненавидеть, а на меня прогневаться. Надобно стараться, чтоб она его сама полюбила и прежде, нежели сведает о нашей любви, избрала бы мне его мужем.
   Г-жа Тоисиокова. Хотя сие сопряжено с трудностями, но отчаиваться причины я не вижу.
   Флена. Манить себе я не умею, но, не отступая от долгу своего, буду ожидать своего жребия с возможным терпением; теперь напишу к нему ответ, и как пристрастие мое к Здравомыслову основано на его достоинствах, то стыдиться оным не могу; почитая же его, и скрывать того не стану, с тем, однако, что он должен быть уверен, что без согласия тетушки я женою его не буду.
   Г-жа Тоисиокова. Покуда ты писать будешь, я к себе пойду. (Уходит.)
  

Явление 11

  
   Флена (одна, садится, пишет, потом перестав). Сколь ничтожен мне зять мой ни казался, но сей развратности я в нем не полагала; он мог вздумать преклонить меня к себе в любовь? Это несносно... это было бы обидно от мыслящей твари, но от него теперь я всего ожидаю. Совершенное презрение к нему я только себе дозволяю. Несчастная сестра! От нее и от тетушки потщусь навеки скрыть его письмо, найденное Машею, которое более всего побудило меня написать ответ к Здравомыслову; пошлю его поскорее. (Уходит.)
  

Явление 12

  
   Г. Тоисиоков. Тысячу неприятностей стекаются вдруг, чтоб меня взбесить; правда, что не было никакой мне нужды за Изгадкина ручаться: ни я с ним друг, ни я его люблю, а теперь плати за него семь тысяч, когда два другие векселя уже протестованы. Чванство и угождение меня часто вовлекают в хлопоты; теперь надо улестить дворецкого моего и дни два по его дудке плясать, чтоб он спроворил и денег мне сыскал... При том боюсь, чтоб дражайшая тетушка не сведала, сколь расстроено мое имение. Пойду к жене, выведаю от нее, не проведала ли чего? (Идет к дверям.) Да хотя б и сведала? (Ворочается назад.) Пойду лучше к прекрасной Флене. (Идет к другим дверям.)
  

В то время входит г-жа Решимова, видя его из стороны в сторону переходы.

  
   Г-жа Решимова. Какой колеблющийся чудак, ни из короба, ни в короб; ха, ха, ха, стань посредине, так и будешь тот осел, который между двух кулей овса с голоду умер, не умея решиться, из которого ему есть.
  

Г. Тоисиоков, приметя, что г-жа Решимова его видела, убегает и хлопает дверью.

  
   Он же и взбесился? Не стоит моего терпения; пойду расхлещу его в прах, авось хоть что-нибудь ему в голову во-бьется.
  

Конец второго действия.

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

Явление 1

Лафлер и дворецкий.

Пролаз, войдя и увидя их, прячется под стол и подслушивает.

  
   Лафлер. En bien {Хорошо (фр.).}, каспадин тварецки, тот вексель, котора ты хати продаваить, пошел ли в работ?
   Дворецкий. Пошел, пошел, да только не с такими выигрышами, с какими мы хотели; ты, господин француз, боле выиграл.
   Лафлер. Ну, мы с тобой делай после сшот.
   Дворецкий. Я, право, рад бы при своих остаться.
   Лафлер. Перестань, Ю d'autres {рассказывай другим (фр.).}. Как, што дом?
   Дворецкий. Ведь ты знаешь, что мы перезаложили его другим, чтоб скрыть ради дурных случаев, что мы с тобой заимодавцы; уже и срок пришел; пойдем-ка теперь к нотариусу и окончим по векселю нашему.
  

Оба уходят.

  
   Пролаз (выходя из-под стола). Добро, плуты! Достанется вам; я все перескажу госпоже своей.
  

Уходит.

Явление 2

Г. Тоисиоков и г. Здравомыслов.

  
   Г. Здравомыслов. Удивляюсь, как, не любя человека, для него расстраивать свое состояние, и как, любя человека, его порицать? Что ты сделал для Изгадкина, и как ты о жене своей говоришь, мне непонятно.
   Г. Тоисиоков (с насмешкою). Не все так тверды, как вы; и пирамиды египетские13 в пременном первобытному их состоянию!
   Г. Здравомыслов. Здесь пирамиды не у места; свычка,14 которую я с малолетства с тобою имею, а не дружба, потому что ты, я вижу, ощущать ее за тягость бы себе счел; свычка, говорю я, во мне еще действует и искренним противу тебя делает.
   Г. Тоисиоков. Не сердись, пожалуй, лучше помоги мне: ведь ты не все еще мои приключения знаешь... Чтоб нравиться некакой даме, я по утрам ханжил,15 а чтоб скуку эту наградить и другим понравиться, я в карты проигрался...
   Г. Здравомыслов. Что далее, то лучше! Давно ли ты картежник стал? Как, будучи внутренне скупцом, промотаться и с твоим имением не уметь жить!
   Г. Тоисиоков. От тебя я не скрываю: ты уже меня знаешь, но подчас и с тобою в очевидном бы поспорил; такой мой нрав, что делать!
   Г. Здравомыслов. Что делать? Перемениться.
   Г. Тоисиоков. Ха, ха, ха, перемениться.
   Г. Здравомыслов. Да, перемениться, хоть смейся, хоть нет; положение твое таково, что не одну бедность, но и порицание на себя навлекаешь; если в тюрьме сидеть за ничто считаешь, однако жену ввергать права не имеешь.
   Г. Тоисиоков. И впрямь худо мне приходит, испужал и огорчил ты меня... Поеду к заимодавцу своему просить, чтоб обождал в платеже, пока доходами или каким другим переворотом извернуся. Дождись, пожалуй, меня здесь.

(Уходит).

Явление 3

  
   Г. Здравомыслов. Чем более его вижу, тем менее похвалить могу выбор молодости; я тогда думал находку и друга в нем сыскать, ныне стыдился бы и знакомство с подобным ему сделать; теперь он испужался, а через минуту опять забудет.
  

Явление 4

Г. Здравомыслов и Флена.

  
   Г. Здравомыслов. Не нахожу слов, чтоб изъяснить вам, сударыня, благодарность мою. Письмо ваше меня совершенно счастливым сделало; оно подобно зраку вашему благородно, искренно и скромно.
   Флена. Хотя притворствовать я не умею, но я бы еще не открыла вам, сколь ваша любовь мне драгоценна; обстоятельства требовали, чтоб я вам душу свою обнажила, но желаемого успеха чтоб достигнуть, вам должно с доверенностию, которой я потщуся быть достойной, повиноваться на время моей воле, а именно: никакого шага без согласия на то моего не делать; прогневать тетушку я страшуся; старайтесь ее милость снискать; но вот она сама идет, не время ей еще о нашем намерении объявить.
  

Явление 5

Те же и г-жа Решимова.

  
   Г-жа Решимова (кланяется Здравомыслову). Давно ли в городе?.. О чем говорили?
   Г. Здравомыслов. Сей час, сударыня, приехал; осведомлялся ж о племяннике вашем.
   Г-жа Решимова. Да, ведь вы бишь ему друг, отцы ваши поделом друг друга любили; я вашего отца знала, он был человек разумный, не был бы он другом такой кукле, как племянник мой.
   Г. Здравомыслов. Отец мой счастлив был, когда вы такое мнение о нем имели; о Тоисиокове ж осмелюсь в извинение сказать, что хотя его поступки неосновательны, но он добрую имеет душу.
   Г-жа Решимова. Он, добрую душу? Он?.. да коли есть у него душишка, то она так в нем без действия, так мала, как цифра, которую вывесть можно из задачи, что в ребячестве нам задавали, семь без четырех, да три улетело: сколько, батюшка, осталось?
   Г. Здравомыслов. Я не предпринимаю его защищать перед вами.
   Г-жа Решимова. Хорошо делаете. Жена его хоть скрывает свою печаль, но видно, что оная ее снедает.
  

Явление 6

Те же и г. Тоисиоков.

  
   Г. Тоисиоков. Отдохнули ли, сударыня, после беспокойной дороги?
   Г-жа Решимова. Телесный отдых скорее доставить можешь, нежели душевный; а духом я измучена.
  

Явление 7

  

Те же и Маша (вбегает и говорит Флене).

  
   Помогите барыне возвратить жизнь, я с полчаса одна с нею, не знаю, что делать, очень занемогла. (Уходит).
   Флена. Что с нею сделалось? Позвольте, тетушка, к ней пойти.
   Г-жа Решимова. Побеги, мой друг, я сама за тобою пойду.
  

Уходят.

Явление 8

Г. Здравомыслов и г. Тоисиоков.

  
   Г. Здравомыслов. Ты что здесь остался? Ни жалости, ни благопристойности не сохраняешь!
  

Входит Лафлер.

  
   Лафлер. Мадам занемок, изволи идти к ней. (Уходит.)
  

Явление 9

  
   Г. Здравомыслов (один). Странный человек! Ни жалость, ни собственное к себе и к тетке почтение не удобно было его привесть в малейшее движение; а подлец и плут его слуга, как ребенка, его туда послал... Мне здесь остаться теперь будет непристойно; домой пойду и буду водим разумом и добродетелью, когда прелестная Флена будет мною руководствовать.
  

Колец третьего действия.

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ


Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 303 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа