Главная » Книги

Болотов Андрей Тимофеевич - Несчастные сироты

Болотов Андрей Тимофеевич - Несчастные сироты


1 2

  

Андрей Тимофеевич Болотов

  

Несчастные сироты

Драма в трех действиях

Сочинена в Богородицке, в 1780 года

  
   Болотов Андрей Тимофеевич. Избранное.- Псков: изд-во ПОИПКРО, 1993.
  

Действующие лица

  
   Агафон Злосердов, дворянин.
   Митрофан, сын его.
   Серафима, дальняя родственница Злосердова, живущая у него в доме.
   Ераст, брат ее маленький.
   Граф Благонравов.
   Родивон, дядька Ерастов.
   Дмитрей, мальчик, слуга Ерастов.
   Мариамна, служанка Серафимина.
   Ерофей, слуга Злосердова.
   Еще двое служителей Злосердовых.
   Лакей графский.
   Офицер.
   Солдаты.
  

Действие в лесу на площадке

  

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

  

Театр представляет полянку в лесу, вдали видна вода и горы, а на берегу в горе пещера, и подле оной накладена большая поленница дров, лежит плаха и несколько не изрубленных сучьев.

  

Явление 1

  
   Родивон (один, рубящий дрова и от усталости перестающий и бросающий топор.) Фу! Какая беда! Ажно устал! Рубил, рубил до того, что из сил выбился. Пот ручьями течет, а руки хоть прочь отруби! (Утирается воротом рубашки.) А все еще кажется мало! (Кладет последние полены на поленницу и пяденями меряет). Да! Мало! И не достает еще многого. А уже поздно! Беды как не успею, и буде боярин заедет, а урок мой еще не вырублен, замучит меня опять сей лютый и немилосердный человек. И так отпотчивал он меня изрядным образом, болит и теперь еще спина от последних побой. А все это мне от сынка его, Митрофана Агафоновича. По милости его терплю я все это гонение. Намутил и насказал отцу такую небылицу на меня, какой мне и во сне не снилось, и радуется, что удалось надоумить его приставить меня стеречь лес сей и луга в нем, а в самое тож время и сии проклятые дрова и целые поленницы рубить. Но что говорить! Тот и сам давно уже искал случая отлучить меня от детей. Оба они изрядные люди! и каков сынок, таков и батюшка! Об обоих по пословице сказать можно: что сын в отца, а отец... Но ах! что это я говорю и их хочу злословить, вот я опять забылся! Нет, Бог с ними. Быть терпеть. Но о себе я уже и не забочусь. Хоть лихо и мне пришло жить: но как мое дело рабское, так куда уж ни шло, а жаль-то мне, и очень жаль бедных детей моего покойного боярина Серафиму и Ераста. Сокрушается сердце мое об них обоих. Пропали они бедные! Есть ли Бог не избавит их каким-нибудь особливым случаем от сего злодея немилосердного. Погубит он их обоих. До сего времени хоть я им служил некоторою подпорою, а ныне совсем они стали беспомощны. Боже мой! что были до сего все мы? и что теперь? жили в совершенном благоденствии, а теперь доведены все до крайности. Господин дядька и первый служитель в доме, будь теперь лесником и дровосеком! Стереги лес и луга и ответствуй за всякое деревцо и за всякую травинку! А бедные, бедные дети, какой не претерпевают нужды и зла! Не могу вообразить всего несчастного состояния их и понять, чем бы они сие заслужили. Но ш... что-то шумит... (слушает). Нейдет ли кто? Уж не в лес ли кто забрался?
  

Явление 2

Родивон и Дмитрий.

  
   Дмитрий (вбегает). Дядюшка Родивон! Какой-то мужик приехал в лес и хочет траву косить. Я ему говорил, чтоб не косил, но он не слушает. Поди, дядюшка, выгони его: а то ведь ведаешь, каков боярин, неровно увидит, так опять беды.
   Родивон. Боже мой! Какие это люди: человек и так не знает, что делать от напасти, а они и с стороны еще прибавляют! Но где же, Митюшка, он и в котором месте?
   Дмитрий. Вон там, дядюшка, подле большой дороги на Васильевской поляне. Побеги поскорей. Он начал уже косить!
   Родивон. Да, быть бежать! О когда бы!..
   Дмитрий (во след ему). Да приходи же, дядюшка, скорее назад, мне много есть тебе кой-чего нужного рассказать.
   Родивон (из-за кулис). Хорошо!
  

Явление 3

  
   Дмитрий (один). Бедный! не знает еще, не ведает, что новые беды на него уже готовы. И от прежних побои не зажила небось спина, а не миновать еще катанья. Барин и рвет и мечет и злится ужасть как на него. Насказали опять и Бог знает что. И как-то ему, бедному, будет отделываться. Но эх! жаль, что я не сказал, чтоб он постарался поймать этого мужика. Хоть бы то послужило ему в оправдание! А то как по доброму своему сердцу да он его выпустит, так и доказать будет нечем. (Смотрит ему вслед). Эх! ушел уже далече, а то сказал бы я ему. А не скоро он назад будет, однако подожду я его и расскажу. Жаль мне сего бедного добросердечного человека, но что ж мне до того времени делать! (Осматривается кругом, смотрит за кулисы и дивится).
   Э! Сколько у него дров-то нарублено! Порубиться было и мне на досуге. (Берет топор, кладет плаху, начинает рубить, потом бросает топор). И! пропади они совсем! Устанешь впрахе с ними окаянными. Да как это он, бедный, их столько на всякой день нарубливает? У меня и руки бы отвалились прочь, есть ли б хоть один, день порубиться. Я покорно благодарствую. Пойду-ка я лучше между тем к девкам и с ними что-нибудь поскалозублю. Небось, они ягод набрали уже много. Не накормят ли меня ими, Родивон-то не скоро будет. (Уходит).
  

Явление 4

  

Серафима одна. Выходя в задумчивости

  
   Ахти, куда это я забрела! (Озирается). И не ведала, как отстали от меня девки. Но ах! Все это произошло от моей задумчивости или лучше сказать от горя и напасти. Не ягоды и не грибы завели меня сюда в лес, а единое смущение! Не знаю, бедная, не только что делать, но что и думать теперь. Но ах! И здесь горе мое не уменьшается. Не утешают и прекрасные места более, но увы! еще более печаль мою умножают. Вот это место памятно мне еще с малолетства: оно напоминает мне покойных моих родителей. Вот на этом берегу сиживали мы с покойной матушкою. Она любила сие место и называла его очень прекрасным. А вон на том бугре распрощались мы с покойным батюшкою, когда он отъезжал на войну. Не могу без слез вспомнить о том времени. Увы! К чему оставлена я от вас обоих в таком малолетстве и совершенном сиротстве! Не была бы я, конечно, в таких смутных обстоятельствах, когда б оба вы были еще вживе. (Усматривает Мариамну).
  

Явление 5

  

Серафима и Мариамна

  
   Серафима. Ты здесь, Мариамна! Но что ж ты одна, а где другие девки?
   Мариамна. Они поотстали, сударыня, неподалеку. Им попались грибы, и они брать их стали, а я, приметя, что вы находитесь в задумчивости, пошла за вами. Серафима. Спасибо, Маримнушка, что хоть ты меня в моей горести не оставляешь.
   Мариамна. Ах! сударыня! Мне долг сие велит: я была бы неблагоусерднейшая тварь, если бы сего не делала: печаль и сокрушение ваше мне равно чувствительны. Я не могу покойна быть, видя вас в такой горести.
   Серафима. Ах что же делать, Мариамна, когда я так несчастна. (Плачет.)
   Мариамна. Вот! Вы уже опять за слезы. Что в том хорошего? Долго ли этому быть?! Вы глаза, сударыня, все выплачете.
   Серафима. О, Мариамна! Разве не знаешь ты всех моих напастей? Можно ли мне не плакать, когда со всяким почти днем новые причины к слезам по милости моего дядюшки получаю?
   Мариамна. Но что вы слезами своими сделаете? Поможете ли себе хоть на волос?
   Серафима. Знаю, что не помогу, но что делать, когда сердце не может вытерпеть. Грусть переломила меня: совсем, и я глаз не осушаю с самого того времени, как побывал у нас намняшняй гость. Чай самая нелегкая его к нам приносила.
   Мариамна. Но что ж такое, сударыня, он сделал?
   Серафима. Ах! Мариамна! Ты нового моего горя совсем еще не знаешь, ты на это время отлучалась, и это без тебя было. Что он сделал?- спрашиваешь ты, а вот только то, что прибавил напасть к напасти и слезы к слезам. До сего времени хоть та была мне отрада, что я ласкалась надеждою, что авось-либо когда-нибудь избавлюсь я из сих варварских рук и из сего проклятого дома, а ныне до того доходит, что лишаюсь и сей последней отрады, не могу льститься и тою надеждою. Словом, Мариамна, погибла я навек, ежели это сделается. (Плачет.)
   Мариамна. Да что такое, сударыня? Пожалуйте мне скажите. Удостойте меня этой поверенности. Вы знаете, что мне ваше благополучие дорого и что я вам от всего моего сердца всякого добра желаю.
   Серафима. Так, Мариамна, это я давно знаю, и до сего времени усердием твоим ко мне всегда была довольна, и могу сказать, что за то и сама тебя, как сестру родную, любила. Но ах! Я слыхала, что все в свете переменяется: так боюсь, чтоб не сделалось того когда-нибудь и с тобою.
   Мариамна. Со мною! И! сударыня! С чего это вы взяли? Да чему такому со мною сделаться и как мне перемениться?
   Серафима. На свете бывает всякая всячина. Сегодня мы таковы, а завтра совсем инаковы быть можем.. Так неравно, не переменилось бы и твое ко мне сердце.
   Мариамна. И! Что вы, сударыня! уж бы мне вас перестать любить и почитать. Сохрани меня от того. Боже! Разве я с ума сойду и сама себя позабуду. Нет, нет, матушка, не думайте этого никогда обо мне! Но помилуйте! Что вам это вздумалось, уже не насказал ли вам кто чего-нибудь на меня. Домок у нас изрядны! Не имеете ли вы на меня уже какого подозрения.
   Серафима. Нет, Мариамнушка, а мне так что-то, пришло в голову, чтоб не вздумала и ты сообщиться когда с моими гонителями и быть заодно с дядюшкою.
   Мариамна. Мне! Мне! Чтоб от вас отстать и быть заодно с дядюшкою! С этим подлинно злосердовым и не человеком, а зверем? И! Что вы, сударыня, затеяли? Разрази меня, Бог, ежели только подумаю о том.
   Серафима. Хорошо, Мариамна, так я тебе все расскажу.
   Мариамна. Пожалуйте, матушка, ничего не опасайтесь.
   Серафима. Ты знаешь, Мариамна, что по сие время почитал дядюшка меня своею племянницею и роднёю, а ныне выходит, что я ему чужая и так далеко родня, что сыну его на мне жениться можно. Намняшний гость считал как-то родню, растолковывал сие дядюшке и его в том уверил, а он-то и взял в голову.
   Мариамна. Что вы говорите, сударыня! Ах! Боже мой! И он вправду хочет женить сынка-то своего на вас?
   Серафима. Конечно, и это более нежели справедливо. Дни за два запершись в кабинете, рассуждал он сперва один сам с собою, а потом с сынком своим, и мне удалось нечаянно подслушать все навсе. И о! Мариамна? Чего я тут не слыхала! Сердце у меня замирает, как о том вспомню. Тут-то узнала я прамо моего дядюшку и каких он об нас мыслей. Словом, не мы ему дороги, а наши деревни, они прельщают его до бесконечности: ему их-то прибрать к рукам хочется.
   Мариамна. И! проклятой, да разве нам всем навеки погибнуть?
   Серафима. Суди сама, Мариамна, и подумай! Куда мы годимся, если это сделается; ты знаешь моего мнимого братца Митрофана. Ну как мне с едаким повесою и уродом жить? По всему видно уже и теперь, что он нравом не лучше будет своего дядюшки.
   Мариамна. Еще хуже, сударыня. Вы еще не так его хорошо знаете, как я, и не все его проказы и шалости ведаете. Господи! Да разве людей на свете не будет, чтоб этакому скареду владеть вами. Пропади он скверный! Мне вспоминать о том не хочется. От него-то более и беды горят в доме. Но что ж! Дурак-то на то и соглашается?
   Серафима. Бог его знает, что у него на уме! Что-то он проворчал, но я не могла хорошенько вслушаться. Но как-то не соглашаться? Недаром было мне уже о том от дядюшки и предложение.
   Мариамна. Ш... ш... идет Ерошка сюда, сударыня, молчите для Бога или поотойдите на часок от меня. Вы ведаете, что он любимец сынка вашего дядюшки Митрофана. Не подослан ли он подсматривать за нами.
   Серафима. Хорошо, я отойду и схоронюсь за кусты. (Уходит.)
  

Явление 6

  

Мариамна и Ерофей

  
   Мариамна (в сторону). Притворюсь, будто ищу и беру и ем ягоды. (Вслух). Какие же хорошие и сладкие.
   Ерофей. Ба! Кого это я вижу: это ты, Мариамна! Да и одна одинешенька, что это ты, моя голубка, здесь делаешь?
   Мариамна (не оглядываясь). Ты ведь не слеп и видишь, что беру и ем ягоды.
   Ерофей. Накорми же и меня ими, сударка.
   Мариамна. Как бы не так; нет у меня для тебя набранных.
   Ерофей. Куда же ты какая неразговорчивая! Нимало некстати быть такою хорошенькою, а столь грубою. Куда ты право хороша, Мариамна. Ей-ей красавица сущая!
   Мариамна. Хороша, да не для тебя.
   Ерофей. Это я знаю, а что ж хотя бы для меня?! Разве и я не молодец? Посмотри-ка.
   Мариамна. Изрядной! Но пошел-ка, пошел, куда шествовал, нечего тебе здесь делать.
   Ерофей. Да! Я хочу брать вместе с тобою ягоды.
   Мариамна. Их и для одной меня здесь мало. Слышишь, пошел или я...
   Ерофей. Ну! что ты!.. Ничего - а послушай-ка лучше, скажи-ка мне, где боярышня.
   Мариамна. Она вон там с девками. Поди туда, так там ее найдешь, буде она тебе надобно.
   Ерофей. Хорошо, я пойду, но между тем послушай-ка, Мариамна (подходит к ней ближе и хочет ее взять за руки). Мне хотелось бы у тебя нечто спросить.
   Мариамна (толкая его прочь). Фу! какой неотвязный! Слышишь, пошел. (Уходит.)
  

Явление 7

  

Ерофей один

  
   Эдак она сверканула! И след уже простыл. Хороша эта девка, но несговорчива, проклятая! Уже не одну я от ней сорвал оплеуху. Но посмотрим, как-то она против боярина поступит. Что-нибудь, а на уме у него есть. Недаром велел он ей купить новое платье. Между тем исполнить было то, зачем сюда пришел. (Идет к поленнице и меряет.) Ладно! Недостает еще многого. Побежать же мне скорей и сказать молодому боярину, что дров мало, и протчее все сделано, как он приказывал. (Уходит.)
  

Явление 8

  

Серафима и Мариамна

  
   Серафима. Ушел ли он и довольно ли далеко?
   Мариамна. Ушел, сударыня, насилу унесла его нелегкая, но пожалуйте ж, матушка, продолжайте вашу речь: так дядюшка вам уже и предлагал, что ж вы на? то сказать изволили?
   Серафима. Что ж мне сказать, кроме того, что ж залилась слезами. А он вспыхнул и осердился и, уходя прочь, дал мне сроку только до сегодняшнего вечера. Сказав, что когда добровольно не соглашусь, таю не посмотрит на меня, а прибавит и неволи. Сии-то слова меня всего более тревожат. Я теперь ни жива ни мертва и дожидаюсь возвращения его из города, как: своей смерти.
   Мариамна. Но пожалуйте! Сударыня, как же можно ему, женя сына своего на вас, завладеть вашими деревнями? Ведь они еще не ваши, а Вашего братца Ераста.
   Серафима. Ах, Мариамна! Я позабыла тебе сказать, что они что-то многое говорили и о братце Ерасте, но более все пошептом. А услышала я только последнее слово. Что об этом де много заботиться не для чего: коли де сам не околеет, так грибок этот неважен.
   Мариамна. И! Что они окаянные! Уже не помышляют ли они его известь каким-нибудь образом. Чего доброго, от сих проклятых людей все статься может. Батюшка давно Бога ни во что не ставит, и греха у него ни в чем нет, а и сынка-то тому же выучил.
   Серафима. Ах! Сие-то меня более и заботит, нежели: все прочее: я боюсь, чтоб не сделали они чего над ним бедным: не даром он к нему так лих и терпеть его не может.
   Мариамна. Ну! сударыня, вести сии очень нерадостны, и дело наше худенько. Теперь что делать, я уже сама не знаю. (Осматривается). Экое горе, на ту пору нет здесь и Родивона нашего, хоть бы с ним мы посоветовали о том.
   Серафима. Да разве он здесь живет?
   Мариамна. Думаю, что здесь. Митька сказывал, что у него здесь в лесу пристанище в пещере, которая ему вместо шалаша служит, а пещеру вот я вижу. Конечно, это она: посмотреть было, нет ли его в ней.
   Серафима. Посмотри, Мариамна, а мне очень хотелось с ним поговорить. Дядюшка и об нем много говорил с сынком своим.
   Мариамна (подходит к пещере и кличет) Родивон! Родивон! Здесь ты? Нет, сударыня, никто не откликается: посмотреть, не спит ли он. (Входит в пещеру и выносит книгу.) Нету! А лежит вот только его книга. Знать, ушел он осматривать лес, либо луга.
   Серафима. Эх жаль! что его нет. О сем добросердечном человеке я не однажды плакивала. И мне за усердие его к нам его очень жаль. Дядюшка мой всего более опасается, чтоб он ему в намерениях его не помешал. Это расслушала я довольно ясно. И для того затевают они и; его каким-то образом скорее с рук нежить. О сем-то хотелось было мне ему бедному сказать! Покличем-ка, Мариамна. (Кричит.) Родивон! а Родивон!
   Мариамна (кличет). Родивон! Родивон! (Слушает). Ах что-то шурстит, сударыня! Идет кто-то. Уж не зверь ли какой, сем посмотрю. (Уходит за кулисы и тотчас выбегает опять.) Ах, сударыня, идет сюда какой-то незнакомый господин с слугою.
   Серафима. Что ты говоришь? Ахти куда ж нам деваться! Побежим прочь, чтоб не увидел.
   Мариамна. Куда бежать! Он уж близко. Скроемся лучше в сию пещеру (бежит и кидает книгу). Ступайте скорее, сударыня. (Входят обе в пещеру.)
  

Явление 9

  

Граф Благонравов и его лакей.

  
   Граф (с трубкою табаку). Поди скажи людям, чтоб из кареты лошадей на часок отложили и пустили б на лужайке тут же на траву, чтоб немного поели и отдохнули, а сам приходи ко мне на сию прекрасную площадку. Да не увидишь ли кого в лесу, послышались мне женские голоса, не за ягодами ли они ходят. Так вели купить и принеси ко мне.
   Лакей. Слышу, Ваше графское сиятельство... (Отходит.)
  

Явление 10

  

Граф один осматриваясь

  
   Ах, какое это прекрасное место! Какая милая площадка! Как нарочно сделанная для гульбища! Истинно она достойна того, чтоб ею полюбоваться. Какое прекрасное зрелище представляет очам сия вода! сии берега! И эти горы! Ах! натура! Как ты в иных местах прекрасна, и какое утешение можешь принесть умеющему тобою любоваться! (Усматривает на земле лежащую книгу.) Ба! Это что такое? Лежит там книга! Откуда бы она взялась сюды и какая такая? (Идет, поднимает, смотрит надпись и читает.) Христианин в уединении! А! Это милая, любезная и знакомая мне книжка! Конечно, потеряна она кем-нибудь, видно, что и здесь есть охотники до чтения таковых полезных книжек. Хорошо, но куда же девать мне ее. Жаль мне будет, ежели она пропадет, положу я ее, где лежала, может быть, хозяин вернется и пошедши по стопам своими ее найдет. (Кладет.) Но эх! испортится она от земли и сырости. Сыскать было мне камень и подложить под нее. (Озирается кругом и усматривает пещеру.) Ба! Пещера какая-то здесь видна. Не обитает ли в ней какой пустынник. Не он ли ее обронил! Пойду, посмотрю, не тут ли он? (Подходит и, усмотрев сидящих в ней девиц, отпрыгивает прочь, а они между тем кричат: ах!)
  

Явление 11

  

Граф, Серафима, и Мариамна

  
   Граф. Боже мой! Не привидение ли я какое увидел.. Смертные ли это люди или мечта! Возможно ли в лесу и в такой пещере обитать красавицам таким? (Подходит, снимает шляпу, кланяется и говорит.) Сударыни! Не испужал ли я вас? Я очень буду сожалеть, если обеспокоил вас своим приходом.
   Серафима (выходя из пещеры). Никак, сударь! А. мы, сударь... мы жи... мы выш... (озирается).
   Граф. Пожалуйте, меня не пужайтесь и не опасайтесь ничего. Я никакого зла не сделаю вам... Но дозвольте только спросить себя: каким образом находитесь вы в этой пещере, нельзя статься, чтоб вы в ней обитали?
   Серафима. Нет, сударь...
   Граф. Но ежели смею спросить... кто вы таковы к каким случаем зашли в этот лес?
   Серафима. Мы, сударь, живем неподалеку отсюда. Бот тут вблизи находится село и дом наш, откуда я вышла прогуляться в этой роще с девками, которые берут здесь ягоды по лесу. Но Бога ради, милостивый государь, не сделайте нам никакого зла и не приумножьте тем напастей наших. Мы и без того довольно несчастны.
   Граф. Боже меня от того сохрани! Я и злодеям моим, сударыня, стараюсь не делать зла, а не только чтоб похотел сделать оскорбление особе, одаренной такою красотою, которая мне ничего не сделала.
   Серафима. Так дозвольте ж нам удалиться.
   Граф. Сударыня, это состоит в совершенной воле вашей. Я хотя усердно бы хотел слышать о несчастиях, -вас угнетающих, и за великое бы одолжение почел, если б вы меня об них известили, но не отваживаюсь вас удерживать ни на минуту.
   Серафима. Наши несчастия многочисленные, и повествование об них будет долго: обстоятельства не дозволяют мне пробыть здесь долее ни на минуту, и так извините, сударь, что я... (кланяется).
   Граф. По крайней мере дозвольте мне спросить, не ваша ли эта, сударыня, книжка, которую я вот здесь нашел, не вы ли ее обронили?
   Серафима (смотрит). А! Это Христианин в уединении! Моя, милостивый государь! Но потеряла ее не я. А я дала ее читать одному несчастному служителю, живущему в этой пещере. Конечно, он ее, бедный, обронил.
   Граф. Куда ж прикажете мне ее деть? Вы ли ее от меня возьмете или мне положить здесь ее в пещеру?
   Серафима. Положите ее здесь, сударь.
   Граф. А вы, конечно, сего рода книг не жалуете?
   Серафима. Ах нет! сударь, а у меня она любимая. Я ее наизусть почти знаю. Но теперь она мне не надобна.
   Граф. Да для чего ж, прекрасная незнакомка?
   Серафима. Я, сударь, упражняюсь в чтении другой и прекрасной же книжки о красоте натуры! Простите, милостивый государь. (Отходит.)
   Граф. Простите, красавица дорогая. (Смотрит ей вслед.)
  

Явление 12

Граф один.

  
   Боже мой! Какое это прекрасное сотворение натуры! Какая невинность и украшенная еще разумом и охотою к чтению книг, и книг еще столь полезных. Какие прелести! Весьма бы мне хотелось знать, кто она такова и какие бы ее несчастия были. Очаровала она меня в один миг своими прелестьми. Куда жаль, что она ушла так скоро.
  

Явление 13

Граф и лакей.

  
   Граф. Что? Отпрягли ль лошадей?
   Лакей. Отпрягли, ваше сиятельство. Но баб никаких нет, разве прикажете нам самим набрать для вас ягод. Их множество в лесу.
   Граф. Очень хорошо. Пойдем же к карете. Я немного отдохну, а вы понаберите мне ягод. Да посмотрите еще, не найдете ли вы кого-нибудь здесь в лесе. Хотелось бы мне спросить кой о чем.
  

Конец первого действия.

  

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

  

Явление 1

  

Родивон один (входя на театр)

  
   Бегал! бегал! и из сил ажно выбился. Но всем беганьем своим ничего почти не сделал, а только что навлек на себя новые заботы. Сегодняшний день в особливости несчастен. Таки со всех сторон и, как нарочно, согласились привесть меня в хлопоты и беспокойствы. И дьявол их знает, когда это они косили и рубили. Давича вполдни все было цело и сохранно. В одну почти минуту наделано пакостей неведомо сколько и кем таким, самому Богу известно. А за все-то про все должен буду я отвечать. Как-то мне бедному отделываться. По всему видимому не миновать мне сегодня опять плетей, когда по несчастию моему приедет опять в лес тиран наш! Но что-то хотел сказать мне еще Митютка. Где-то он делся. Небось, ушел брать ягоды негодной. (Кличет.) Митютка! а Митютка! (Митютка за кулисами вдали откликается: Ау!) Где ты! Поди сюды! Говори, говори да молви, а дело мое худенько! Изувечит проклятой! Но как быть, воля Господня, быть терпеть, хоть душою не виноват. Я ведь не Аргус и не сто у меня глаз, чтоб можно было мне в одно время и во всех местах осмотреть, а сверх того мне и не растянуться всюду и всюду. Беды только мои, что мне не поверит, что столько пакостей бездельники в одну почти минуту наделали.
  

Явление 2

Родивон и Дмитрий

  
   Родивон. Куда же ты зашел! Сам велел приходить скорей да и сгинул.
   Дмитрий. Дядюшка! Я не отходил далеко, а все-то и дело тебя посматривал, но ты что-то долго не бывал. Я хотел было домой уже бежать.
   Родивон. Чего, Митька! впрах измучился бегаючи по лесу.
   Дмитрий. Ну! Не правда ли моя, не было ли мужика?
   Родивон. Ах дружок, более нежели правда! Но этот мужик уж бы и так и сяк. Этому не удалось почти ничего сделать - не успел начать, как я пришел.
   Дмитрий. Ахти, дядюшка, не отпустил ль ты его?
   Родивон. Нет! а он сам ушел. А что ж хоть бы и отпустил. Дело знакомое, этого я знаю, это родня нашего приказчика. Не знаю только я других-то бездельников, которые наделали мне пакостей множество сегодня.
   Дмитрий. Как, дядюшка, разве нашел ты еще кого-нибудь.
   Родивон. Людей-то я не нашел, сами они руки и ноги не положили, а пакостей, наделанных ими, множество видел. Но-о! Когда бы послал мне их Бог, так бы я с ними, верно, не расстался. Легко ли, дружок! Только что срублены деревья, так совсем и лежат. Не успели еще и увезти, окаянные. Не знаю, не ведаю, как этого я не слыхал.
   Дмитрий. Как! разве и лес порублен, и это подлинно правда!
   Родивон. И не в одном еще месте, а в целых пяти. В трех лежит он еще тут, а из двух и увезен совсем, а одни только сучья и листья, а травы выкошено и Бог знает сколько, и, к несчастию, все еще в притчинных местах и на самом виду, так что нельзя боярину не увидеть, как скоро он в лес приедет. Дмитрий. Эх! Как же мне жаль, что я не пришел к тебе, дядюшка, ранее и не остерег тебя заблаговременно. А все удержали меня почти насильно: не мог никак оторваться.
   Родивон. А что? Разве ты о том что-нибудь ведал?
   Дмитрий. Чего дядюшка: боярину еще давича поутру сказывали, что у тебя в лесу нездорово и что леса будто вырублено множество. Трава вся выкошена, ягоды и грибы выбраны, и он на тебя очень сердит и, отъезжая давича в город, говорил, что, приехавши оттуда, посмотрит сам, и буде правда, то обузует тебя не на живот, а на смерть. Я с тем нарочно и пришел к тебе сюда, чтоб остеречь и уведомить.
   Родивон. Господи! да как же они так скоро обо всем этом проведали. Я недавно, кажется, ходил по всему лесу, и все было цело и здорово, и, по всему видимому, наделаны пакости тогда, как я дрова рубил, а это было только что перед твоим приходом.
   Дмитрий. И! что ты, дядюшка! Они о том еще давича поутру говорили.
   Родивон. Давича поутру! Не знаю же я теперь, как это так, а давича поутру было еще цело. Я на самых тех местах был, но ничего не видал. Но не знаешь ли ты, кто сказал о том барину?
   Дмитрий. Боярину-то сказал сынок его Митрофан, а ему кто сказал, того уже не знаю, а видел только, что говорил он и шептал что-то долго с приказчиком нашим и о чем-то просил и ему кланялся. Не насказал ли он ему. Ведь ты знаешь, что он их, а не наш, и тебе всегда злодействует.
   Родивон. Чего доброго. Это всего легче статься может, но не знаю, как же это так. Просил и кланялся, говоришь ты, но не мог ли ты подслушать, о чем таком просил он его?
   Дмитрий. Нет! а только слышал, что приказчик его уверял при отходе, что будет все исполнено верно.
   Родивон. Великий Боже! Уже не подкоп ли это все под меня. Уже не нарочно ли велено было все сии пакости наделать, чтоб привесть меня в новые побои. От Митрофана Агафоновича статься все может. Ненависть его ко мне довольно мне известна.
   Дмитрий. Чего доброго: и догадка твоя, дядюшка, чуть ли не справедлива. Мне пришло теперь на память, что приказчик побежал тогда же посылать куда-то мужиков, я сам это видел, но что-то приказывал он им шепотом.
   Родивон. Ну! Так нет в том и сомнения. Боже мой! Какие это люди! Но не говорили ли они еще чего?
   Дмитрий. Еще вспомнилось мне, что говорили они что-то о мухоморах, и приказчик хотел послать нарочно за ними.
   Родивон. Да это на кой черт им?
   Дмитрий. Уж я, право, не знаю, мух что ли морить. Только знаю, что мухоморы сысканы, и я сам их от приказчика приносил и отдал Митрофану Агафоновичу, а он, очистив с них красную кожу, на что-то искрошил их с другими грибами.
   Родивон. Это опять нечто новое.
   Дмитрий. И, дядюшка, у нас и не то еще новое есть.
   Родивон. А что такое еще?
   Дмитрий. У нас скоро, сказывают, свадьба будет: хотят женить Митрофана Агафоновича.
   Родивон. Что ты говоришь? Уж этого негодяя, этого сквернавца женить! Чего уже они не затеют!
   Дмитрий. Да на ком еще спросишь, дядюшка! Говорят, что на барышне нашей Серафиме.
   Родивон. И! врешь, Митька, этому нельзя статься.
   Дмитрий. Правда, дядюшка! Какой-то гость приезжал и насказал, что будто она ему неродня и так далека, что жениться можно, а боярин-то и взял в голову.
   Родивон. Не с ума ли они все сошли?
   Дмитрий. Уже я того не знаю, только старый боярин и спит и видит то, и с того времени, как черт на нем поехал. Дитяти нашему, бедному Ерасту житья уже совсем не стало, до того было худо, а ныне уж Бог знает что. Легко ли, дядюшка, истинно более десяти раз с того времени он его сек, да как же! Без всякого милосердия на козле, а за что и сам не ведает, а щипанцы, толчки и проклинания ежеминутно. Сегодня до того дошло, что не велел ему давать ни чаю, и во весь день ни пить, ни есть, так на него озлился.
   Родивон. Бедное несчастное дитя! Но что говорить, бедные и несчастные все мы! Погибнем невозвратно все, ежели совершится то, о чем сказываешь и чего я опасаюсь. О Боже! что будет с нами? Защити нас и помилуй!
   Дмитрий. Ах, дядюшка, послышался мне голос человеческий, уж не за срубленным ли лесом приехали, не побежать ли нам их ловить?
   Родивон. Побежим, Митютка, беги, мой друг, ты в эту сторону, а я побегу сюда, хоть бы увидеть, кто такой. О, когда бы Бог послал. (Оба убегают.)
  

Явление 3

Ераст один (держа в руках узел, завязанный в платке)

  
   Эх! Его, конечно, здесь нет! бедного Родивона! Но, постой, нет ли его в пещере. Не лег ли он отдохнуть в ней, бедненький, утомившись от трудов. Замучился, небось, впрах от них! (Подходит к пещере и смотрит.) Нету и здесь - экое горе! - конечно, пошел он осматривать лес! Как же мне быть? Где его сыскать? В лесу не найду его я пуще. Лучше подожду здесь его. (Садится.) Вот и дрова его! Все-то их он небось сегодня нарубил, но Бог знает, не покажется ли дядюшке моему и того еще мало. Не стал бы он его опять сечь, как мучил третьего дня совсем-то понапрасну. Ах! Как мне его жаль! Люблю я его, как свою душу. Но постой, что мне вздумалось. Вижу я, лежит и топор здесь, чем сидеть понапрасну, сам-ка я отведаю порубиться: не могу ли я ему помочь хоть немного и хоть полена два-три сделать, и то бы все ему в подспорье. Ведь он трудился же сам для меня, как меня носил на руках своих и учил грамоте. Для чего ж не потрудиться и мне для него? (Встает, берет топор, поднимает чурбан и не могши поднять.) Ох, какой тяжелый! Этого не поднять мне, сам поищу полегче. (Уходит за кулисы и вытаскивает сук.) Вот этот полегче и по моей будет силе. (Взворочивает на колоду и начинает рубить.)
  

Явление 4

Ераст и граф

  
   Граф. Вот опять новое явление!
   Ераст (оглянувшись и опуская топор.) Ах!
   Граф. Не бойся, не бойся, мой голубчик! Я тебе ничего не сделаю и, когда хочешь, так не помешаю и в работе твоей. Хоть она, правду сказать, и опасная шалость, и я бы тебе не советовал.
   Ераст. Нет, сударь, я не шалю.
   Град. Да что ж такое, голубчик мой, ты делаешь, как не шалишь. Твое ли дело рубить дрова?
   Ераст. Я, сударь, хотел помочь несчастному моему дядьке, который сии дрова рубит, и сделать ему хоть небольшое подспорье.
   Граф. Голубчик ты мой, да он бы и сам нарубил.
   Ераст. Ему, может быть, недосужно и некогда будет дорубить урок свой. А неравно дядюшка заедет, так он за то его высечет. А мне, сударь, его жаль: он нас очень любит и за нас претерпел неведомо сколько побой от дядюшки.
   Граф. Да разве он худо за вами смотрит?
   Ераст. Ах нет, сударь! Он любит нас, как отец родной, усердствует к нам очень. Но за то-то более и терпит от дядюшки. За нас-то и изволил он его приставить стеречь лес этот и за все про все и почти всякой день его сечет и наказывает.
   Граф. Что ж такой за сердитый и за злой у вас дядюшка. Да разве у вас нет батюшки и матушки?
   Ераст. Нет, сударь! Батюшка скончался на службе, а матушку убили, и мы с сестрицею остались сиротами.
   Граф. Так не один вы, а у вас сестрица есть? Не она ли, голубчик, приходила сюда недавно и которую я видел?
   Ераст. Есть, сударь, и, может быть, она недавно была здесь в лесу, ходила с девками искать грибов и ягод.
   Граф. Боже мой! Это ее брат! Так вы и живете ныне у дядюшки?
   Ераст. Да, сударь! Как остались мы сиротами и ближней родни никакой не имели, так и взял нас к себе дядюшка и управляет ныне нашими деревнями.
   Граф. Это хорошо бы, но самим-то вам не дурно ли жить?
   Ераст. Со всячиною, сударь! Однако Бог с ним, а мне не годится на него жаловаться.
   Граф. Голубчик мой! Но, ну если у него нрав крутой и бешеный, и он вас самих сечет и мучит.
   Ераст. То как-то без того. Но как же быть, знать Богу так угодно. Буди его власть со всеми нами.
   Граф. Жаль же мне вас, мои дорогие, но дядька-то ваш чего же смотрит.
   Ераст. Ах, батюшка! Его, бедного, со света согнали. Он остался было у нас вместо отца и матери, но за то, что вступался за нас, и терпит все лихо. Теперь от нас и его уже отлучили.
   Граф. Нет! Это уже слишком бесчеловечно! Но что такое, мой голубчик, у тебя в салфетке завязано. (Берет и развязывает.)
   Ераст. Полпирога, сударь! Мне дали его пополудновать! и мне не хотелось как-то есть. А съевши маленький кусочек, принес было достальное своему дядьке, зная, что ему, бедному, и есть не дают, кроме сухих и гнилых корок хлебных. Я наемся ввечеру, а он, небось, голоден, бедненькой. Но вот не застал его здесь: ушел, конечно, осматривать лес и траву, так я его дожидаюсь.
   Граф. Боже мой! Какой это милый ребенок и какое доброе сердце имеет. Куда как он мне жалок. Хвалю тебя, мой голубчик, за твое добросердечие. Жаль мне, что не застал я твоего дядьки. Хотелось бы мне с ним поговорить. Однако между тем подожди меня на минуточку здесь, любезное дитя! Я схожу только до моей кареты. Вот тут у меня лошадей кормят, и тотчас к тебе приду назад и принесу дядьке твоему денег и тебе самому что-нибудь полакомиться и какой-нибудь подарок, ты достоин того, милое дитя!
   Ераст. Хорошо, сударь, я никуда не пойду...
  

Явление 5

  

Ераст один

  
   Какой же это хороший господин! Какой ласковый! Дай Бог ему здоровье! Куда как я его полюбил. Между тем приняться было мне опять за свое дело. (Начинает опять рубить.)
  

Явление 6

  

Ераст и Родивон

  
   Родивон. И! батюшка! Что вы это делаете? Покиньте, сударь, неравно порубитесь.
   Ераст. Ах! Вот и ты, Родивон! Я хотел было тебе сколько-нибудь помочь моими слабыми силами.
   Родивон. И! голубчик ты мой! Велика ли может быть ваша подмога. Покинь, батюшка! Урок свой я почти весь вырубил, и дорубить осталось немного.
   Ераст. Ну хорошо, Родивон! Так возьми же вот себе кусок пирога и поешь. Ты, небось, голоден, бедненький, и сегодня еще не ел.
   Родивон. Ох, голубчик ты мой! Дай Бог тебе доброе здоровье, что ты меня помнишь. Но я сыт, батюшка, а небось ты сам голоден. Я слышал, что тебе не велено давать и кушать.
   Ераст. И! нет, Родивон. Я сыт. Меня накормила тайком моя мама, а сверх того удобрился и расчливился сегодня и братец мой Митрофан Агафонович и, приказав испечь себе пирог, целую половину мне дал. Но я не ел его почти, а принес весь к тебе.
   Родивон. Спасибо, батюшка. Но посмотрим-ка, что за пирожок. (Берет, рассматривает и нюхает.)
   Ераст. Он с грибами, Родивон, и хорош.
   Родивон. То-то, батюшка, я и смотрю, однако, слава Богу, что Вы его не кушали, не хочется что-то и мне его. Бог и с ним.
   Ераст. А что такое?
   Родивон. Так, батюшка, нет, ничего, говорят, что грибы ныне не очень здоровы, так есть мне их не хочется, да и вам не советовал бы я вперед кушать, а особливо когда будет давать вам их ваш братец.
   Ераст. Да для чего ж Родивон?
   Родивон. Таки-так, батюшка. Всегда вам надобно от него остерегаться. Вы знаете, сколь мало он вас любит. Так сохрани Господи, чтоб чего над вами он не сделал.
   Ераст. И! Родивонушка, хоть он меня не любит и много зла делает, но я на него, право, не сержусь. Бог с ним! А коли Бог не выдаст, так свинья не съест.
   Ро

Другие авторы
  • Веневитинов Дмитрий Владимирович
  • Рютбёф
  • Соймонов Федор Иванович
  • Маколей Томас Бабингтон
  • Бодянский Осип Максимович
  • Буринский Захар Александрович
  • Барбашева Вера Александровна
  • Гайдар Аркадий Петрович
  • Апухтин Алексей Николаевич
  • Будищев Алексей Николаевич
  • Другие произведения
  • Горький Максим - Речь на Первом Всесоюзном съезде советских писателей 22 августа 1934 года
  • Анненская Александра Никитична - Оноре де Бальзак. Его жизнь и литературная деятельность
  • Никитенко Александр Васильевич - Леон, или идеализм
  • Дмитриев Михаил Александрович - О противниках и защитниках историографа Карамзина
  • Горький Максим - Литературные забавы
  • Богданович Ангел Иванович - Критические заметки
  • Зайцевский Ефим Петрович - Стихотворения
  • Дживелегов Алексей Карпович - Хартии городские в средние века
  • Ломоносов Михаил Васильевич - Е. Лебедев. Ломоносов
  • Тэффи - Рассказы
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 474 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа