Главная » Книги

Бальмонт Константин Дмитриевич - Перси Биши Шелли. Освобожденный Прометей, Страница 4

Бальмонт Константин Дмитриевич - Перси Биши Шелли. Освобожденный Прометей


1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

tify">  
   От пределов земли, от пределов земли,
  
  
   Где и Утро и Ночь полусумрак сплели, -
  
  
  
  К нам сюда, к нам сюда!
  
  
   Вы, от возгласов чьих стон стоит на холмах,
  
  
   В час, когда города рассыпаются в прах,
  
  
   Вы, что мчитесь меж туч, разрушенье творя,
  
  
   И бескрылой стопой возмущая моря,
  
  
   Вы, что гоните смерч, промелькнувший вдали,
  
  
   Чтоб со смехом губить и топить корабли, -
  
  
  
  К нам сюда, к нам сюда!
  
  
  
   Бросьте сонных мертвецов,
  
  
  
   Тех, что дремлют сном веков;
  
  
  
  
  Дайте отдых лютой злобе,
  
  
  
   Пусть до времени она
  
  
  
  
  Спит, как в тихом черном гробе, -
  
  
  
   Встанет свежей после сна, -
  
  
  
  
  Радость вашего возврата.
  
  
  
   Бросьте, юные умы, -
  
  
  
  В них дыхание разврата
  
  
   Вскормит бешенство чумы.
  
  
  
  Пусть безумец тайну Ада
  
  
  
  Не измерит силой взгляда;
  
  
  
  Страхом собственным смущен,
  
  
  
  Будет вдвое мучим он.
  
  
  
   К нам сюда, к нам сюда!
  
  
  
  Мы бежим из мрачных врат,
  
  
  
  Сзади воет шумный Ад,
  
  
  
  
  Мы плывем,
  
  
  
  Гром усилил свой раскат,
  
  
   Вас на помощь мы зовем!
  
  
  
  
   Иона
  
  
   Сестра, я слышу грохот новых крыльев.
  
  
  
  
  Пантея
  
  
   Оплоты скал дрожат от этих звуков,
  
  
   Как чуткий воздух. Сонмы их теней
  
  
   Рождают мрак темнее черной ночи.
  
  
  
   Первая фурия
  
  
  
  К нам домчался быстрый зов,
  
  
  
  Нас умчал среди ветров,
  
  
  
  С красных пажитей войны;
  
  
  
   Вторая фурия
  
  
  
  Прочь от людных городов;
  
  
  
   Третья фурия
  
  
  
  Где все улицы полны
  
  
  
  Стоном тех, кто хочет есть;
  
  
  
   Четвертая фурия
  
  
  
  Где всечасно льется кровь,
  
  
  
  Где страдающих не счесть;
  
  
  
   Пятая фурия
  
  
  
  Где пылают вновь и вновь,
  
  
  
  В ярком пламени печей,
  
  
  
  Белых, жарких -
  
  
  
   Одна из фурий
  
  
  
  
  
   Стой, молчи,
  
  
  
  Вмиг прервем поток речей,
  
  
  
   Не шепчи:
  
  
  
  Если в тайне сохраним,
  
  
  
  В чем - страшнейшая беда,
  
  
  
  Непокорного тогда
  
  
  
  Мы скорее победим,
  
  
  
  Мы его поработим,
  
  
   А теперь, Поборник Мысли, он еще неукротим.
  
  
  
  
  Фурия
  
  
  
  Порви покров!
  
  
  
   Другая фурия
  
  
  
  
  
  Он порван, он разорван!
  
  
  
  
   Хор
  
  
  
  Встала, выросла беда!
  
  
  
  С Неба светит на нее
  
  
  
  Утра бледная звезда.
  
  
  
  Что, спокойствие свое
  
  
  
  Позабыл, Титан?
  
  
  
  Ты падешь,
  
  
  
  Не снесешь
  
  
  
  Новых ран!
  
  Что ж, ты похвалишь то знанье, что в душах людей
  
  
  
  
  
  
  
   пробудил?
  
  Дать им сумел только жажду, - а чем же ты их напоил?
  
  Дал им надежду, желанья, любви лихорадочный бред,
  
  Воды ключей мелководных, - бесплодный вопрос, -
  
  
  
  
  
  
  
   не ответ.
  
  
   Видишь мертвые поля,
  
  
   Видишь, видишь, вся Земля
  
  
   Кровью залита.
  
  
   Вот пришел один, с душой
  
  
   Нежной, кроткой и святой,
  
  
   Молвили уста
  
  
   Те слова, что будут жить
  
  
   После смерти этих уст,
  
  
   Будут истину душить,
  
  
   Будет мир угрюм и пуст.
  
  
   Видишь, дальний небосклон
  
  
   Дымом яростным смущен:
  
  
   В многолюдных городах
  
  
   Крик отчаянья и страх.
  
  
   Плачет нежный дух того,
  
  
   Кто страдал от слез людских:
  
  
   Кротким именем его
  
  
   Губят тысячи других.
  
  
   Вот взгляни еще, взгляни:
  
  
   Где ж блестящие огни?
  
  
   Точно искрится светляк,
  
  
   Чуть смущая летний мрак.
  
  
   Тлеют угли, - вкруг углей
  
  
   Сонм испуганных теней.
  
  
   Все гладят по сторонам.
  
  
   Радость, радость, радость нам!
  
  Все века времен прошедших громоздятся вкруг тебя,
  
  Мрак в грядущем, все столетья помнят только про себя,
  
  Настоящее простерлось, как подушка из шипов,
  
  Для тебя, Титан бессонный, для твоих надменных снов.
  
  
  
   Первый полухор
  
  
  
  Агония верх взяла:
  
  
  
  Он трепещет, он дрожит,
  
  
  
  С побледневшего чела
  
  
  
  Кровь мучения бежит.
  
  
  
  Пусть немного отдохнет:
  
  
  
  Вот обманутый народ
  
  
  
  От отчаянья восстал,
  
  
  
  Полднем ярким заблистал,
  
  
  
  Правды хочет, Правды ждет,
  
  
  
  Воли дух его ведет -
  
  
  
  Все как братья стали вновь,
  
  
  
  Их зовет детьми Любовь -
  
  
  
   Второй полухор
  
  
  
  Стой, гляди, еще народ,
  
  
  
  Брат на брата, все на всех,
  
  
  
  Жатву пышную сберет
  
  
  
  Вместе с смертью черный грех:
  
  
  
  Кровь, как новое вино,
  
  
  
  Шумно бродит, заодно
  
  
  
  С горьким страхом, - гибнет мир,
  
  
   Тлеет, гаснет, - и тиранов, и рабов зовет на пир.
  
  
  (Все Фурии исчезают, кроме одной.)
  
  
  
  
   Иона
  
  
   Сестра, ты слышишь, как благой Титан
  
  
   В мученьях стонет, - тихо, но ужасно, -
  
  
   Как будто грудь его должна порваться:
  
  
   Так бурный смерч взрывает глубь морей,
  
  
   И стонут вдоль по берегу пещеры.
  
  
   Быть может, ты осмелишься взглянуть,
  
  
   Как лютые враги его терзают?
  
  
  
  
  Пантея
  
  
   Смотрела дважды, - больше не могу.
  
  
  
  
   Иона
  
  
   Что ж видела?
  
  
  
  
  Пантея
  
  
  
  
   Ужасное! Прибитый
  
  
   К кресту печальный юноша, со взором,
  
  
   Исполненным терпенья.
  
  
  
  
   Иона
  
  
  
  
  
   Что еще?
  
  
  
  
  Пантея
  
  
   Кругом - все небо, снизу - вся земля
  
  
   Усеяны толпой теней ужасных,
  
  
   Немых видений смерти человека,
  
  
   Сплетенных человеческой рукой;
  
  
   Иные представляются созданьем
  
  
   Людских сердец: толпы людские гибнут
  
  
   От одного движенья уст и глаз;
  
  
   Еще другие бродят привиденья,
  
  
   На них взглянуть - и после жить нельзя,
  
  
   Не станем искушать сильнейший ужас,
  
  
   К чему смотреть, когда мы слышим стоны?
  
  
  
  
  Фурия
  
  
   Заметь эмблему: кто выносит зло
  
  
   За человека, кто гремит цепями,
  
  
   Идет в изгнанье, - тот лишь громоздит
  
  
   И на себя, и на него страданья
  
  
   Все новые и новые.
  
  
  
  
  Прометей
  
  
  
  
  
  Смягчи
  
  
   Мучительную боль очей горящих;
  
  
   Пусть губы искаженные сомкнутся;
  
  
   Пускай с чела, увитого шипами,
  
  
   Не льется кровь, - мешается она
  
  
   С росою глаз твоих! О, дай орбитам,
  
  
   Которые вращаются в испуге,
  
  
   Узнать недвижность смерти и покоя;
  
  
   И пусть твоей угрюмой агонией
  
  
   Не будет сотрясаться этот крест!
  
  
   И пальцы бледных рук играть не будут
  
  
   Запекшеюся кровью. Не хочу
  
  
   Назвать тебя по имени. Ужасно!
  
  
   Оно проклятьем стало. Вижу, вижу
  
  
   Возвышенных, и мудрых, и правдивых;
  
  
   Твои рабы их с ненавистью гонят;
  
  
   Иных нечистой ложью отпугнули
  
  
   От очага их собственных сердец,
  
  
   Оплаканного после - слишком поздно;
  
  
   Иные цепью скованы с телами,
  
  
   Гниющими в темницах нездоровых;
  
  
   Иные - чу! - толпа хохочет дико! -
  
  
   Прикованы над медленным огнем.
  
  
   И множество могучих царств проходит, -
  
  
   Плывут у ног моих, как острова,
  
  
   Из глубины исторгнутые с корнем;
  
  
   Их жители - все вместе, в лужах крови,
  
  
   В грязи, облитой заревом пожаров.
  
  
  
  
  Фурия
  
  
   Ты видишь кровь, огонь; ты слышишь стоны;
  
  
   Но худшее, неслышимо, незримо,
  
  
   Сокрыто позади.
  
  
  
  
  Прометей
  
  
  
  
   Скажи!
  
  
  
  
  Фурия
  
  
  
  
  
  
  В душе
  
  
   У каждого, кто пережил погибель,
  
  
   Рождается боязнь: высокий духом
  
  
   Боится увидать, что верно то,
  
  
   О чем он даже мыслить не хотел бы;
  
  
   Встает обычай вместе с лицемерьем,
  
  
   Как капища, где молятся тому,
  
  
   Что совестью изношено. Не смея
  
  
   О том, что людям нужно, размышлять,
  
  
   Они не сознают, чего не смеют.
  
  
   У доброго нет силы, кроме той,
  
  
   Что позволяет плакать безнадежно.
  
  
   У сильных нет того, что им нужнее,
  
  
   Чем что-нибудь другое, - доброты.
  
  
   Мудрец лишен любви, а тот, кто любит,
  
  
   Не знает света мудрости, - и в мире
  
  
   Все лучшее живет в объятьях зла.
  
  
   Для многих, кто богат и власть имеет,
  
  
   Является мечтою справедливость,
  
  
   А между тем среди скорбящих братьев
  
  
   Они живут, как будто бы никто
  
  
   Не чувствовал: не знают, что творят.
  
  
  
  
  Прометей
  
  
   Твои слова - как туча змей крылатых,
  
  
   И все же я жалею тех, кого
  
  
   Не мучают они.
  
  
  
  
  Фурия
  
  
  
  
   Ты их жалеешь?
  
  
   Нет больше слов!
  
  
  
   (Исчезает.)
  
  
  
  
  Прометей
  
  
  
  
  
  О, горе мне! О, горе!
  
  
   Тоска всегда! Навеки ужас пытки!
  
  
   Глаза мои, без слез, закрыты - тщетно:
  
  
   В душе, терзаньем жгучим озаренной,
  
  
   Ясней лишь вижу все твои деянья,
  
  
   Утонченный тиран! В могиле - мир.
  
  
   В могиле все скрывается благое,
  
  
   Прекрасное, но я, как Бог, бессмертен
  
  
   И смерти не хочу искать. О, пусть,
  
  
   Свирепый царь, ты страшно мстить умеешь.
  
  
   В отмщенье нет победы. Те виденья,
  
  
   Которыми ты мучаешь меня,
  
  
   Моей душе терпенья прибавляют,
  
  
   И час придет, и призраки не будут
  
  
   Прообразом действительных вещей.
  
  
  
  
  Пантея
  
  
   Увы! Что видел ты?
  
  
  
  
  Прометей
  
  
  
  
  
  Есть два мученья:
  
  
   Одно - смотреть, другое - говорить;
  
  
   Избавь меня от одного. И слушай:
  
  
   В святилищах Природы внесены
  
  
   Заветные слова, - то клич безгласный,
  
  
   К высокому и светлому зовущий.
  
  
   На тот призыв, как человек один,
  
  
   Сошлись народы, громко восклицая:
  
  
   "Любовь, свобода, правда!" Вдруг с небес
  
  
   Неистовство, как молния, упало
  
  
   В толпу людей - борьба, обман и страх, -
  
  
   И вторгнулись тираны, разделяя
  
  
   Добычу меж собою. Так я видел
  
  
   Тень истины.
  
  
  
  
  Земля
  
  
  
  
   Возлюбленный мой сын,
  
  
   Я чувствовала все твои мученья,
  
  
   С той смешанною радостью, что в сердце
  
  
   Встает от чувства доблести и скорби.
  
  
   Чтоб дать тебе вздохнуть, я позвала
  
  
   Прекрасных легких духов, чье жилище -
  
  
   В пещерах человеческих умов;
  
  
   Как птицы реют крыльями по ветру,
  
  
   Так эти духи носятся в эфире;
  
  
   За нашим царством сумерек они,
  
  
   Как в зеркале, грядущее провидят;
  
  
   Они придут, чтоб усладить тебя.
  
  
  
  
  Пантея
  
  
   О сестра, посмотри, там сбираются духи толпой,
  
  
   Точно хлопья играющих тучек на утре весны,
  
  
   Наполняют простор голубой.
  
  
  

Категория: Книги | Добавил: Armush (25.11.2012)
Просмотров: 157 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа