Главная » Книги

Аверченко Аркадий Тимофеевич - Ольга Николаевна

Аверченко Аркадий Тимофеевич - Ольга Николаевна


  

Аркад³й Аверченко

Ольга Николаевна.

Пьеса въ одномъ дѣйств³и.

Репертуарная пьеса Троицкаго театра.

  
   Театральная библ³отека "Новаго Сатирикона"
   Аркад³й Аверченко. "Подъ Холщевыми Небесами". Томъ V
   Издан³е товарищества "Новый Сатириконъ".
   Петроградъ. 1916.
  

Аркад³й Аверченко

Ольга Николаевна.

Пьеса въ одномъ дѣйств³и.

Репертуарная пьеса Троицкаго театра.

  
   Театральная библ³отека "Новаго Сатирикона"
   Аркад³й Аверченко. "Подъ Холщевыми Небесами". Томъ V
   Издан³е товарищества "Новый Сатириконъ".
   Петроградъ. 1916.
  

ДѢЙСТВУЮЩ²Я ЛИЦА:

  
   Ольга Николаевна - хозяйка дома, молодая дама интересной наружности.
   Викторъ Михайловичъ Разлетаевъ - красивый брюнетъ - голосъ громк³й; манеры развязныя.
   Незабудкинъ - молодой блондинъ, мягк³й, поэтично-настроенный,- голосъ сладк³й, замирающ³й.
   Мѣсто дѣйств³я - будуаръ Ольги Николаевны.
  

Явлен³е 1-ое.

На сценѣ - темно. Слышны голоса Разлетаева и Незабудкина.

  
   Разлетаевъ. Чортъ ее подери, эту горничную! Почему она тутъ не зажгла электричество?
   Незабудкинъ. Господи, как³я у тебя выражен³я... Просто горничная пошла доложить о насъ.
   Разлетаевъ. Ой! (Слышенъ грохотъ упавшаго стула). Вотъ тебѣ! Кажется, для перваго знакомства стулъ имъ сломалъ. Ф-фу! Вотъ, впрочемъ, еще какая-то вещь для сидѣн³я. Сядемъ.
   Незабудкинъ. Ты, навѣрное смущаешься въ первый разъ, а? Ты не бойся: Ольга Николаевна очень милый простой человѣкъ. Держись бодрѣй. (Находитъ выключатель, зажигаетъ электричество. Разлетаевъ сидитъ на диванѣ, развалившись и положивъ ногу на ногу). Ей Богу, чего тамъ смущаться ...
   Разлетаевъ. Ты увѣренъ, что я смущаюсь? (насвистываетъ; осматриваясь:) Квартиренц³я ничего себѣ. Уютновато.
   Незабудкинъ. Как³я у тебя слова все: "квартиренц³я", "уютновато". Это рай, братъ! Для меня это земной рай!
   Разлетаевъ. Вотъ это вотъ - рай? Та-а-акъ-съ!
   Незабудкинъ (восторженно). Но вѣдь здѣсь живетъ она!.. Она!.. И она сейчасъ къ намъ выйдетъ... Ты подумай!.. Она царица!
   Разлетаевъ. Послушай, Незабудкинъ, вѣдь ты, каналья, влюбленъ по уши...Ну, сознайся,- влюбленъ? Ха-ха-ха!..
   Незабудкинъ (страдальчески морщась). Зачѣмъ ты такъ громко смѣешься? И почему ты подходишь къ моему прекрасному тихому чувству съ грубымъ и оскорбительнымъ смѣхомъ?.. Ну, я люблю ее.. Конечно, люблю... Какъ люблю все изящное, все красивое...
   Разлетаевъ. Неужели? Съ чего же это ты такъ?
   Незабудкинъ. Не знаю... У меня, вѣроятно, такая натура: тянуться ко всему красивому...
   Разлетаевъ (съ плохо скрываемой ирон³ей). Красивое, ты говоришь?.. О, да въ красотѣ... это... ну, какъ бы выразиться... (дѣлаетъ неопредѣленный жестъ рукой), много... всякаго такого... Однако, чего же это наша милая хозяйка не выходитъ къ намъ. Долго же она наводитъ на себя красоту... Послушай... Она хорошенькая?
   Незабудкинъ. Викторъ! Что за тонъ?! Я прошу тебя... (пауза). Вѣроятно, сейчасъ выйдетъ... Вотъ ты, Викторъ, сейчасъ заговорилъ о красотѣ... По моему, на свѣтѣ нѣтъ ничего выше красоты...
   Разлетаевъ (съ легкой насмѣшкой). Что ты говоришь?!... О, да!.. да!.. А, скажи, ты любишь ручеекъ въ лѣсу? Когда онъ журчитъ? Или, такую съ хвостикомъ овечку, пасущуюся на травкѣ? Или розовое облачко высоко-высоко... Такъ саженей на 60 высоты...
   Незабудкинъ. (глядитъ задумчиво, широко раскрывъ глаза). О, да... Люблю до боли въ сердцѣ...
   Разлетаевъ. Вотъ видишь, какой ты молодецъ!... А еще что ты любишь?
   Незабудкинъ (умиленно). Я люблю закатъ на рѣкѣ, когда издали доносится тихое пѣнье... Цвѣты, окропленные первой чистой слезой холодной росы... Люблю красивыхъ поэтичныхъ женщинъ и люблю тайну, которая всегда красива...
   Разлетаевъ. Любишь тайну? Почему же ты мнѣ не сказалъ этого раньше? Я бы сообщилъ тебѣ парочку-другую тайнъ... Знаешь ли ты, напримѣръ, что между женой нашего швейцара и приказчикомъ молочной лавки что-то не чисто?..
   Незабудкинъ (болѣзненно морщась). Другъ! Ты меня не понялъ! Это слишкомъ вульгарная, грубая тайна... Я люблю тайну тонкую, нѣжную, неуловимую... Ты знаешь, что я сдѣлалъ сегодня?
   Разлетаевъ (иронически). Ну, конечно. Ты сдѣлалъ что нибудь красивое, поэтическое?
   Незабудкинъ. Вотъ именно. Я купилъ букетъ роскошныхъ бѣлыхъ розъ и отослалъ его милой Ольгѣ Николаевнѣ инкогнито, безъ записки и карточки... И вотъ онъ этотъ букетъ, здѣсь на столѣ... (указываетъ на букетъ). Это моя маленькая, грац³озная тайна... Я люблю все грац³озное... Цвѣты, окропленные первой чистой слезой холодной росы... И неизвѣстно, отъ кого... это тайна!..
   Разлетаевъ. Такъ вотъ почему ты продалъ свой турецк³й диванъ и син³е брюки!.. Ха-ха ха!.. Вотъ для чего тебѣ деньги понадобились!..
   Незабудкинъ (поморщившись, какъ отъ боли). Другъ... не будемъ говорить объ этомъ... Цвѣты... Изъ нездѣшняго м³ра... Откуда они? Изъ чистаго горнаго воздуха? Кто ихъ прислалъ?.. Богъ?.. Дьяволъ?..
   Разлетаевъ (ѣдко). Да вѣдь ты не вытерпишь!.. проболтаешься..
   Незабудкинъ. Другъ! Клянусь, что я буду равнодушенъ и молчаливъ... Ты понимаешь, она никогда не узнаетъ, отъ кого эти цвѣты... Это маленькое и ужасное слово - никогда... Никогда, никогда, никогда. Неверъ-моръ!
   Разлетаевъ. Чего-о-о?
   Незабудкинъ. Неверъ-моръ... Это англ³йское слово.
   Разлетаевъ. Ага! Гай-дуй-ду, какъ говорится. Такъ насчетъ букета - молчать будешь?
   Незабудкинъ. Какъ могила!
  

Явлен³е 2-ое.

Входитъ Ольга Николаевна.

  
   Ольга Николаевна. Извините, господа... Я задержалась... (здоровается съ Незабудкинымъ).
   Незабудкинъ. Ольга Николаевна! Позвольте вамъ представить моего друга Виктора Михайловича Разлетаева, о которомъ я такъ много...
   Разлетаевъ (отталкивая его). Пусти, я самъ! (развязно и громко): Дорогая Марья Нико...
   Незабудкинъ. Ольга!
   Разлетаевъ. Ольга? Это еще лучше! Ольга Николаевна! Повѣрьте, что я... вотъ уже трег³й годъ... Да что тамъ много говорить.- Здравству:тр! Здравствуй, ночь, молодая вакханка, какъ говорилъ Надсонъ! Позвольте обѣ руки... Вотъ! Пусть эти поцѣлуи будутъ первымъ залогомъ нашего знакомства, которое... Э, да, знаете, что говорить - тяжело! (облокачиваегся на п³анино, застываетъ въ преувеличенной задумчивости).
   Ольга Никол. Отчего вы такой грустный?
   Разлетаевъ. Такъ, знаете... Я лучше промолчу. Моя жизнь была одними шипами, безо всякихъ розъ...
   Ольга Ник. Кстати... (Незабудкину, указывая на цвѣты). Грац³анъ Аполлоновичъ, признайтесь... Это вы прислали эту прелесть?..
   Незабудкинъ (съ дѣланнымъ удивлен³емъ). Прелесть? Какую?.. Я васъ не понимаю.
   Ольга Ник. Полноте, полноте! Кто же другой могъ придумать эту очаровательную вещь.
   Незабудкинъ. О чемъ вы говорите?
   Ольга Ник. Не притворяйтесь! Я говорю объ этомъ роскошномъ букетѣ...
   Незабудкинъ (смотритъ на цвѣты съ восхищен³емъ и удивлен³емъ, точно онъ только сейчасъ увидѣлъ ихъ). Какая роскошь!.. Кто это вамъ приподнесъ?
   Ольга Ник. (удивленно). Неужели, не вы?
   Незабудкинъ (твердо). Конечно, не я... Гм!.. Даю вамъ чессс!.. слово!
   Ольга Ник. (обращаясь къ Разлетаеву). Такъ это, значитъ, вы, ради перваго знакомства, сдѣлали мнѣ такой царск³й подарокъ?
   Разлетаевъ (съ дѣланнымъ смущен³емъ). Что вы! что вы! Ужъ и царск³й - тоже, скажете... Нѣтъ, это не я... Хи-хи...
   Ольга Ник. (кокетливо). Ахъ, вы... А почему-же ваши глазки не смотрятъ прямо?.. Признавайтесь, шалунъ...
   Разлетаевъ (глупо хохочетъ). Да почему же вы думаете, что именно я? Гы-гы!
  

(Незабудкинъ, стоя за спиной Ольги Ник., дѣлаетъ Разлетаеву умоляющ³е знаки).

  
   Ольга Ник. Вы сразу смутились, когда я спросила.
   Разлетаевъ (тихонько хихикая и смущенно крутя пуговицу на жилетѣ). Ахъ, оставьте... Вѣчно эти женщины что нибудь этакое выдумаютъ...
   Ольга Ник. Ну, конечно же, вы. Зачѣмъ вы, право, такъ тратитесь?..
   Разлетаевъ (машетъ рукой; беззаботно). А! Стоитъ-ли объ этомъ говорить!..
   Ольга Ник. (хватаетъ его за руку и обжигаетъ взглядомъ). Значитъ, вы?..
   Незабудкинъ (съ искаженнымъ лицомъ, хрипло). Это не онъ!..
   Ольга Ник. (недоумѣвающе). Такъ, значитъ,- вы?
   Незабудкинъ (борясь съ самимъ собой). Нѣтъ... не я...
   Ольга Ник. Больше никто не могъ мнѣ прислать. Если не вы, значитъ,- онъ... (къ Разлетаеву) зачѣмъ вы тратите такую уйму денегъ?
   Разлетаевъ (поболтавъ рукой - съ дѣланной застѣнчивостью). Оставьте, стоитъ ли говорить о такой прозѣ... Деньги, деньгамъ, о деньгахъ... Что такое, въ сущности, деньги? Онѣ хороши постольку, поскольку на нихъ можно купить цвѣтовъ, окропленныхъ первой чистой слезой холодной росы. Неправда-ли, Грац³анъ?
   Незабудкинъ (мрачно мычитъ что-то).
   Ольга Ник. Какъ вы красиво говорите.. Этихъ цвѣтовъ я никогда не забуду... Спасибо, спасибо, вамъ!..
   Разлетаевъ. А! Пустяки. Вы прелестнѣе всякихъ цвѣтовъ.
   Ольга Ник. Мерси. Ну а, все таки рублей 30 заплатили... Нехорошо...
   Разлетаевъ (увѣренно). Рублей 25...
   Незабудкинъ (съ тихимъ стономъ). Тридцать четыре!!.
   Ольга Hик. (поворачиваясь къ Незабудкину). Что?
   Разлетаевъ. Онъ проситъ разрѣшен³я закурить... Кури, Грац³анъ, кури, ничего - Ольга Николаевна, кажется, позволяетъ. Вѣрно?
   Ольга Hик. Пожалуйста. Но я все таки возвращаюсь къ букету... знаете, онъ такой прекрасный, ароматный... Когда его принесли точно сама весна вошла въ комнату... И я долго добивалась отъ принесшаго его: отъ кого этотъ букетъ... Онъ не говоритъ!
   Разлетаевъ (одобрительно). Мальчишка, очевидно, дрессированный.
   Ольга Ник. Мальчишка? Но онъ старикъ.
   Разлетаевъ. Неужели? Лицо у него было такое... такое моложавое...
   Ольга H к. Онъ весь въ морщинахъ.
   Разлетаевъ. Несчастный! Не правда-ли, Грац³анъ?.. Жизнь его, очевидно, не красна... Ненормальное положен³е приказчиковъ, десятичасовой трудъ... Объ этомъ еще писали... Впрочемъ, сегодняшн³й заработокъ поправитъ его дѣлишки!..
   Незабудкинъ (срывается съ мѣста, подбѣгаетъ къ Разлетаеву, точно собираясь ударить его, но сдерживается; трагическимъ шопотомъ). Ѣдемъ!.. намъ пора.
   Ольга Hик. Куда же вы? Ни за что не отпущу! Я сейчасъ насчетъ чая распоряжусь!.. (погрозивъ пальчикомъ Разлетаеву, уходитъ)
  

Явлен³е 3-е.

Тѣ же, безъ Ольги Николаевны.

  
   Незабудкинъ. Подлецъ! Свинья тупорылая!
   Разлетлевъ. Фи! Ты, который любишь все красивое, все неуловимое. Что за выражен³я? (Пауза).
   Незабудкинъ (сердито ходитъ по комнатѣ).
   Разлетаевъ. Сколько времени ты знакомъ съ Ольгой Николаевной?
   Незабудкинъ. Не твое дѣло! (пауза; сердито:) Три года.
   Разлетаевъ. Ну, вотъ. И за это время ты добился разрѣшен³я только цѣловать кончики ея пальцевъ. Не умѣешь ты, братъ, работать, какъ слѣдуетъ. Стихи ей писалъ?
   Незабудкинъ (тоскливо). Писалъ.
   Разлетаевъ. Дуракъ. Что она шубу будетъ шить съ твоихъ стиховъ? И, навѣрное, красивые разговоры велъ и, навѣрное, своей скромностью и цѣломудр³емъ ее удивить хотѣлъ. И все это ни къ чему.
   Незабудкинъ. Ты не имѣешь права такъ говорить объ Ольгѣ Николаевнѣ! Ты ея не знаешь!..
   Разлетаевъ. Я? не знаю? Подумаешь - важность какая!
   Незабудкинъ. Она святая женщина!
   Разлетаевъ. Конечно. Сразу видно. Хочешь я тебѣ покажу, какъ съ этими святыми женщинами нужно разговаривать?..
   Незабудкинъ. Ты? пошлости как³я-нибудь будешь ей говорить... Воображаю! Она тебѣ сразу ротъ закроетъ!
   Разлетаевъ (хладнокровно). Вѣрно. Поцѣлуемъ.
   Незабудкинъ. Ну, и нахалъ же ты, знаешь ли...
   Разлетаевъ. Нахалъ?!! Ахъ ты, баранья голова!.. Хочешь, докажу? Спрячься вотъ сюда, за портьеру... Кстати, и она идетъ, кажется...
   Незабудкинъ. Подслушивать? За кого ты меня принимаешь?
   Разлетаевъ. Чудакъ ты, да вѣдь она знать не будетъ.
   Незабудкинъ (на лицѣ его борьба). Честное слово? А вдругъ она узнаетъ?..
   Разлетаевъ. Да что ты, какъ старая баба: узнаетъ, не узнаетъ... узнаетъ, не узнаетъ... Иди, иди - не разговаривай! (скрываетъ его за портьерой; облокачивается на п³анино, застываетъ въ прежней преувеличенно задумчивой позѣ).
  

Явлен³е 4-ое.

  
   Ольга Ник. (входя). Ну, вотъ и я. А гдѣ же... Незабудкинъ?
   Разлетаевъ. Ушелъ на десять минутъ по дѣлу... Ему нужно было. Онъ, вѣроятно, скоро вернется. Я, говоритъ, даже не прощаюсь.
   Ольга Ник. Чего вы стоите, Викторъ Михайловичъ... Сядьте...
   Разлетаевъ. Мерси! (усаживаетъ ее на диванъ, садится подлѣ). Господи! Думалъ ли я, что сегодня буду сидѣть около васъ, Марья Николаевна?!..
   Ольг. Hик. Какая я вамъ Марья Николаевна?! Я Ольга Николаевна... Неужели еще не запомнили?
   Разлетаевъ. Я-то не запомнилъ?! Таковск³й я, чтобы не запомнить. Нѣтъ, я запомнилъ, но только вамъ больше идетъ имя - Маруся. Мусенька...
   Ольг. Ник. Да ужъ вы сумѣете вывернуться, знаю я васъ.
   Разлетаевъ. (Беретъ ее руку) как³я у васъ холодныя руки, Ольга Николаевна.
   Ольга Hик. А вы откуда знаете?
   Разлетаевъ. Да я одну изъ нихъ взялъ.
   Ольга Ник. Зачѣмъ же вы это дѣлаете? Оставьте; не надо.
   Разлетаевъ. Почему не надо? А, можетъ быть, я хочу поцѣловать вашу руку.
   Ольга Ник. Это совсѣмъ-лишнее.
   Разлетаевъ. Нѣтъ, не лишнее. У васъ красивыя руки, Марья Ник... Ольга! Ольга Николаевна!!
   Ольга Ник. Ну, ужъ нашли тоже красоту. Вѣроятно, всѣмъ женщинамъ говорите одно и тоже.
   Разлетаевъ. Если бы всѣ женщины были похожи на васъ, я бы говорилъ имъ то же самое.
   Ольга. Ник. А что же, я развѣ не такая женщина, какъ друг³я?
   Разлетаевъ. Вы? Вы особенная. Въ васъ есть что-то такое... что-то, знаете, такое...
   Ольга Ник. Ой, рукѣ больно. Не жмите.
   Разлетаевъ. Ну, ничего. Я ее поцѣлую, все и пройдетъ. Знаете, почему я держу вашу лѣвую руку, а не правую?
   Ольга Ник. Почему?
   Разлетаевъ. Лѣвая ближе къ сердцу (пауза).
   Ольга Ник. Такъ вы говорите - какая я?
   Разлетаевъ. Вы? Особенная какая-то (пауза).
   Ольга Ник. Странно. Это говорите не вы первый.
   Разлетаевъ. Ну, вотъ видите! (Дѣлаетъ попытку обнять ее). Как³я у васъ красивыя плечи!
   Ольга Ник. Оставьте. Ну, такъ что же во мнѣ особеннаго?
   Разлетаевъ. Въ васъ есть какое-то обаян³е. Меня влечетъ къ вамъ. Вѣдь мы познакомились только полчаса тому назадъ, а мнѣ кажется, будто мы съ вами знакомы давно-давно.
   Ольга Ник. Какой вы странный.
   Разлетаевъ. Да... Меня всѣ находятъ страннымъ. Я не такой, какъ друг³е.
   Ольга Ник. А какой же вы?
   Разлетаевъ. Какой? Да. знаете, долго говорить (пауза). Я добрый! Я знаете, когда разойдусь такъ мнѣ ничего не жалко... букетъ - чортъ съ нимъ! Что такое, въ сущности говоря букетъ?..
   Ольга Ник. Ахъ, нѣтъ, букетъ чудесный.
   Разлетаевъ. Ну, вотъ глупости. Мнѣ даже непр³ятно, когда вы о немъ вспоминаете... (Встаетъ, будто нервничая; говоритъ за портьеру Незабудкину.) Видалъ, какая работа? Дуракъ...
   Ольга Ник. Вотъ вы опять грустный.
   Разлетаевъ. Я даже объ этомъ букетѣ и позабылъ. Подумаешь важность - букетъ!
   Ольга Нкк. Ну, хорошо, не буду больше, молчу.
   Разлетаевъ. Конечно. Стоитъ-ли разговаривать. Какой-то букетъ, за как³е-нибудь пятьдесятъ рублей... Мнѣ даже странно говорить.
   Ольга Ник. Ну, молчу, молчу!
   Разлетаевъ. Я понимаю что-нибудь другое, а то - букетъ. Хмъ!..
   Ольга Hик. (гладитъ его руку). Почему у васъ такая рука холодная?
   Разлетаевъ. Сердце горячее.
   Ольга Ник. (долгая пауза). Викторъ Михайловичъ?
   Разлетаевъ. Ну?
   Ольга Ник. О чемъ вы такъ глубоко задумались?
   Разлетаевъ. Что? Эхъ!.. Не стоитъ говорить. Нѣтъ. Нельзя. Не разспрашивайте.
   Ольга Ник. Навѣрное, задумались о какой-нибудь изъ вашихъ многочисленныхъ симпат³й?
   Разлетаевъ. О, Марья Николаевна... Какъ вы далеки отъ истины!
   Ольга Hик. Ольга я Николаевна! Какая я вамъ Марья Николаевна?! Съ кѣмъ вы меня путаете?..
   Разлетаевъ. Это я нарочно назвалъ васъ Марьей Николаевной, чтобы посмотрѣть: ревнивая ли вы?
   Ольга Ник. Да ужъ вы сумѣете вывернуться (ласково). Васъ на это взять. Такъ о чемъ же вы такъ задумались, а?
   Разлетаевъ. О чемъ? Вѣрнѣе - о комъ?
   Ольга Ник. Ну, о комъ?
   Разлетаевъ. Нѣтъ, зачѣмъ, Мар... Ольга Николаевна! Лучше не говорить... Скажу только одно: ваше имя надолго запечатлѣется въ моемъ сердцѣ, какъ что-то милое, дорогое и сладко - печальное.
   Ольга Ник. Ну, не надо быть такимъ... Ей Богу, вы странный. Такъ о комъ же вы думали?
   Разлетаевъ. Сказать? А вы не разсердитесь?
   Ольга Hик. Нѣтъ. Почему же?
   Разлетаевъ. Вотъ если вы меня поцѣлуете, тогда скажу.
   Ольга Hик. Съ какой же стати я васъ буду цѣловать! Нельзя. Я замужемъ.
   Разлетаевъ. Серьезно?!
   Ольга Hик. Конечно. (Пауза).
   Разлетаевъ. Ну, такъ что-жъ такое, что вы замужемъ?
   Ольга Ник. Какъ что? Вотъ ей Богу... Какой вы странный.
   Разлетаевъ. Жизнь меня сдѣлала страннымъ, милая Оля.
   Ольга Ник. Не смѣйте меня такъ называть.
   Разлетаевъ. Хорошо, Оля. Не буду.
   Ольга Hик. То-то. Такъ о комъ же вы думали?
   Разлетаевъ. О васъ.
   Ольга Ник. Интересно знать, что же вы обо мнѣ думали?
   Разлетаевъ. Я думалъ: сколько вы счастья можете дать тому человѣку, который васъ полюбитъ.
   Ольга Ник. Навѣрное, всѣмъ женщинамъ говорите то же самое.
   Разлетаевъ. Я?! Нѣтъ. Чего мнѣ! Только вамъ и говорю.
   Ольга Ник. Отчего вы такой печальный, Викторъ Михайловичъ?
   Разлетаевъ. У меня жизнь печально сложилась, Оленька.
   Ольга Ник. Бѣдный мой, бѣдный: ну, дайте, я васъ по головкѣ поглажу. Оставьте! Пустите! Не смѣйте меня цѣловать!.. Я кричать буду! (Легкая борьба. Разлетаевъ цѣлуетъ ее).
   Ольга Ник. (сердито). Слушайте, если вы будете такъ себя вести - я уйду.
   Разлетаевъ. (Равнодушно, безо всякаго выражен³я). Ну, не надо уходить.
   Ольга Ник. (смягчаясь). Да ужъ я знаю васъ - вы умѣете женщинъ уговаривать. Дайте слово, что больше этого не будетъ.
   Разлетаевъ. Чего?
   Ольга Ник. Вотъ этихъ... поцѣлуевъ...
   Разлетаевъ. Дамъ слово... Съ однимъ услов³емъ,- чтобы завтра вы пришли ко мнѣ. Я покажу вамъ свои рисунки. Вы любите искусство?
   Ольга Ник. Страшно!
   Разлетаевъ. Ну, вотъ видите. Вы такая чуткая, понимающая и вдругъ заброшены, совершенно одиноки. Я понимаю, каково вамъ приходится. У васъ красивая душа. Такъ придете? А?
   Ольга Ник. Я приду съ однимъ услов³емъ: дайте мнѣ слово, что вы не позволите себѣ ничего лишняго.
   Разлетаевъ. Лишняго? Что вы, Оленька?!.. За кого вы меня принимаете. Ничего лишняго. Будетъ самое необходимое.
   Ольга Ник. И потомъ - не смѣйте меня цѣловать.
   Разлетаевъ. Что вы! Ни за что! Развѣ я такой (цѣлуетъ ее. Она вырывается).
   Ольга Ник. Если вы еще разъ поцѣлуете меня, я разсержусь.
   Разлетаевъ. А я тогда умру!
   Ольга Ник. (поправляя прическу передъ зеркаломъ). Боже, какъ я растрепана! Ну, вы подождите, я сейчасъ узнаю насчетъ чаю (уходитъ).
  

Явлен³е 5-ое.

(Незабудкинъ показывается изъ-за портьеры. Стоитъ молча, опустивъ голову).

  
   Разлетаевъ. Ну, что, братъ? Какъ себя чувствуешь? Скажи пожалуйста - ты любишь ручеекъ, журчащ³й по зеленой травкѣ, розовое облачко, плывущее высоко, высоко... Такъ высоко, что его никакая собака не достанетъ... Что-жъ ты молчишь?
   Незабудкинъ (тихо, постепенно усиливая тонъ). Дорогой Викторъ... Я много видѣлъ въ своей жизни хорошаго и дурного, красиваго и некрасиваго... Дорогой Викторъ! Я всегда стремился къ высшей правдѣ и красотѣ... Сегодняшн³й вечеръ многое убилъ во мнѣ и сдѣлалъ изъ меня совсѣмъ другого человѣка... И вотъ этотъ новый другой человѣкъ говоритъ тебѣ: если все на свѣтѣ только красивый обманъ, фата-моргана - то ты обязанъ (другимъ тономъ) вернуть мнѣ тридцать четыре рубля, которые я заплатилъ за букетъ. Гони монету!
   Разлетаевъ (стоитъ ошеломленный). Поэтъ... Вотъ тебѣ и поэтъ!
  

ЗАНАВѢСЪ.

  

Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
Просмотров: 495 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа