Главная » Книги

Аш Шолом - Бог мести

Аш Шолом - Бог мести


1 2 3


Шоломъ Ашъ

Богъ мести.

Пьеса въ трехъ дѣйств³яхъ.

Дѣйствующ³я лица:

   ЯНКЕЛЬ ШЕПШОВИЧЪ, хозяинъ, человѣкъ средняго роста, лѣтъ 40.
   САРА, его жена.
   РИВКЕЛЕ, ихъ дочь, молодая дѣвушка, лѣтъ 17.
   ГИНДЛЬ, первая дѣвушка изъ подвала.
   МАНКА, вторая дѣвушка изъ подвала, еще довольно молодая.
   РЕЙЗЛЬ, БАСЯ - Дѣвушки изъ подвала. Бася провинц³альная дѣвушка, только что пришедшая.
   ШЛЕЙМЕ, альфонсъ, женихъ Гиндли, красивый парень 26 лѣтъ.
   РЕБЪ ЭЛЕ, сватъ, сосѣдъ Янкеля.
   СЕЙФЕРЪ.
   НЕЗНАКОМЫЙ ЕВРЕЙ.
   ЕВРЕЙКА СЛѢПАЯ HА ОДИНЪ ГЛАЗЪ изъ толпы нищихъ.
   НИЩ²Е, МУЖЧИНЫ и ЖЕНЩИНЫ.
  

Жизнь современная. Мѣсто дѣйств³я - большой провинц³альный городъ.

  

ДѢЙСТВ²Е ПЕРВОЕ.

Дѣйств³е происходитъ въ частномъ домѣ хозяина. Первый этажъ стараго деревяннаго дома. Комната построена надъ подваломъ, гдѣ находится публичный домъ. Изъ подвала вверхъ ведетъ снаружи деревянная лѣстница, гулко отдающая звуки шаговъ, когда по ней ходятъ. Жилище состоитъ изъ большой комнаты съ низкимъ потолкомъ, мебель новая, но дешевая, мѣщанская, которая не гармонируетъ съ старыми стѣнами дома. Стѣны увѣшены вышитыми по канвѣ картинами изъ библ³и. Выдѣляется изъ нихъ изображен³е Адама и Евы у древа познан³я и тому подобныя дѣвичьи вышивки. Противъ сцены дверь, ведущая въ комнату Ривкеле; направо, по обѣимъ сторонамъ двери, двѣ кровати у стѣнъ съ высоко взбитыми подушками. Налѣво - два окошечка низкихъ, съ изнутри закрывающимися ставнями, завѣшанныя занавѣсками и установленныя цвѣточными горшками. Между окнами стеклянный шкафъ; подъ окномъ комодъ. Въ комнатѣ кончаютъ уборку; видно, что ожидаютъ гостей. Наставлены лишн³я скамьи и столы, загроможденные корзинами; эти корзины наполнены бѣлыми булками и другими родами пищи. Ранняя весна, время послѣобѣденное.

САРА, РИВКЕЛЕ, ПОТОМЪ ХОЗЯИНЪ.

(Саpа высокая, стройная, лицо уже порядочно помято, но носить слѣды былой красоты, имѣющей и теперь еще оттѣнокъ дерзости. На ея головѣ парикъ, изъ-подъ котораго время отъ времени вырываются локоны. Одѣта въ солидное платье, которое тутъ и тамъ кокетливо украшено. Носитъ много драгоцѣнностей и въ своихъ движен³яхъ еще не можетъ освободиться отъ манеръ среды, изъ которой вышла. Она стоитъ съ Ривкеле, прелестной молодой дѣвушкой, очень мило и прилично одѣтой, у нея двѣ длинныя, толстыя косы. Она помогаетъ матери убирать комнату)

   РИВКЕЛЕ (засовывая бумажные цвѣты за гардины). Посмотри, мама, такъ то зеркало украсить, вотъ такъ будетъ красиво.
   САРА (хлопоча у стола). Ну, спѣши, дочурка, проворнѣй, проворнѣй; отецъ пошелъ уже звать гостей почтенныхъ, тору принесетъ домой.
   РИВКЕЛЕ. Вотъ славно! Люди будутъ пѣть, играть будутъ, правда, мама?
   САРА. Да, дочурка, праздникъ это Божье дѣло.. А Сейфуру заказать тору не всяк³й можетъ, развѣ лишь хозяинъ, почтенное лицо.
   РИВКЕЛЕ. И дѣвушки придутъ, танцовать будутъ, правда, мама? (Останавливается) Но вѣдь тогда мнѣ блузку купить надо, туфли бѣлыя, (показываетъ на свои ноги) нельзя же танцовать въ такихъ башмакахъ...
   САРА. Вотъ наканунѣ Пасхи, когда Богъ дастъ невѣстой станешь, я тебѣ платье длинное куплю, туфли... Дѣвушки придутъ, хорош³я дѣвушки, изъ почтенныхъ домовъ, ты имъ подругой будешь...
   РИВКЕЛЕ (недовольно пожимая плечами). На Пасху.. Ты все оттягиваешь на Пасху,- ужъ я большая (Смотрится въ зеркало, показываетъ на свои длинныя косы) Как³я косы у меня густыя, длинныя... Манка говоритъ... А Манка... она вѣдь тоже будетъ, правда, мама?
   САРА. ну, ужъ нѣтъ, дочурка! Только честныя дѣвушки, приличныя дѣвушки,- ты вѣдь хозяйская дочь...
   РИВКЕЛЕ. Почему же нѣтъ, мама? Манка составила мнѣ узоръ Могенъ-Доведа на бархатномъ мѣшкѣ для торы... Теперь я вышиваю по немъ шолкомъ... Украшено листьями, цвѣтами,- увидишь, какъ красиво! (Показываетъ на картины по стѣнамъ) Во сто разъ лучше этихъ...
   САРА (испуганно). Боже мой! Не покажи отцу: онъ будетъ кричать, сердиться!
   РИВКЕЛЕ. Почему же, мама,- это вѣдь для торы.
   САРА. Отецъ разсердится! (Слышны шаги на лѣстницѣ) Тсс! молчи! Отецъ идетъ...
   ХОЗЯИНЪ (еще на лѣстницѣ). Что? Кланяться передъ ними? Очень мнѣ нужно! (Входитъ; это высок³й, крѣпк³й мужчина, лѣтъ сорока, черное поросшее лицо, черная, кругло остриженная борода, говоритъ громко и грубо, руками задѣвая другого, но во всей его физ³оном³и чувствуется открытость) Не придутъ и не надо! Я бѣдняковъ собралъ, не боюсь! Найдутся охотники до пряниковъ и гуся! (Увидя Ривкеле, садится на стулъ и пальцемъ зоветъ ее къ себѣ) Ну-ка, подойди къ отцу...
   САРА (сердито и дѣлая видъ, что не обращаетъ на нихъ вниман³я, сервируетъ столъ). Ты думаешь они захотятъ пачкаться тутъ? Вотъ если имъ сторублевка нужна или милостыня, тогда не брезгуютъ! Холопъ-трефной, деньги же его кошерны.
   ХОЗЯИНЪ. Чего боится? Нашла заботу! Пустяки! Вреда не будетъ. (Зоветъ Ривкеле) Ну-ка, подойди къ отцу...
   РИВКЕЛЕ (подходя къ нему очень неохотно и боязливо). Чего хочешь, отецъ?
   ХОЗЯИНЪ. Ты не бойся, Ривкеле, зла тебѣ не сдѣлаю. (Беретъ ее за руку) Ты любишь отца своего, да?

(Ривкеле утвердительно киваетъ головой)

   ХОЗЯИНЪ. Почему же ты боишься отца?
   РИВКЕЛЕ. Не знаю я...
   ХОЗЯИНЪ. Ты не бойся, отецъ тебя любитъ, очень любитъ... Вотъ сегодня я заказалъ святую тору, это стоитъ дорого,- для тебя, дочка, для тебя...

(Ривкеле молчитъ, пауза)

   ХОЗЯИНЪ. И когда ты съ Божьей помощью невѣстой станешь, я жениху куплю золотые часы съ золотой цѣпочкой, полъ-фунта золота будетъ вѣсить! Отецъ тебя крѣпко любитъ! Невѣстой сдѣлаться можно: Богъ велѣлъ! Это ничего! Всѣ люди женихами и невѣстами дѣлаются. (Ривкеле молчитъ) Ну? Любишь отца своего?
   РИВКЕЛЕ (качая головой, тихо). Да...
   ХОЗЯИНЪ. Скажи, что мнѣ купить, Ривкеле? (Ривкеле молчитъ) Ну, скажи, ты не бойся... Что купить? (Ривкеле молчитъ)
   САРА (хлопоча за столомъ, Ривкеле): Ты что-жъ не отвѣчаешь, когда тебѣ отецъ говоритъ?
   РИВКЕЛЕ. Не знаю.
   САРА (хозяину). Шолковую блузу она хочетъ и бѣлыя туфли.
   ХОЗЯИНЪ. Да? Этого хочешь? (Ривкеле утвердительно качаетъ головой) Это тебѣ слѣдуетъ (Вынимаетъ изъ звонящаго кармана золотую монету) На! Дай это матери, пусть она тебѣ купитъ...

(Ривкеле, взявъ деньги, относитъ матери. На лѣстницѣ слышенъ шумъ шаговъ входящихъ нищихъ)

   ХОЗЯИНЪ (Сарѣ). Видишь, ты тужила - гостей не будетъ! (Открываетъ дверь и зоветъ) Ну, заходите, заходите. (Входитъ толпа бѣдняковъ, мужчинъ и женщинъ, сначала въ одиночку, какъ бы прокрадываясь въ комнату, потомъ все развязнѣй ведутъ себя и говорятъ съ сдержанной насмѣшкою)
   НѢКОТОРЫЕ ИЗЪ НИЩИХЪ. Ну, добрый день вамъ!

(Capa надѣваетъ широк³й передникъ, наполняетъ его кусками провиз³и. Дѣлитъ между бѣдными)

   ОДИНЪ ИЗЪ НИЩИХЪ. - Долгая вамъ жизнь, хозяюшка! Дай вамъ Богъ много радостей...
   ВТОРОЙ. Да принесетъ тора благословен³е въ вашъ домъ.
   ХОЗЯИНЪ (добавляя имъ куски хлѣба). По цѣлому фунту пряника давай имъ и по бутылкѣ водки на домъ! Пусть знаютъ, что сегодня у меня праздникъ! Ничего! На это меня хватитъ! (Хлопаетъ себя по карману)
   ЕВРЕЙКА СЛѢПАЯ НА ОДИНЪ ГЛАЗЪ - (хвалитъ передъ бѣдняками хозяевъ). Вотъ это такъ домъ. Дай Богъ мнѣ такой годъ, никто съ пустыми руками отсюда не уходитъ! Ложку супу больному, рубаху бѣдному - а? что? оттуда, изъ высокихъ оконъ вамъ дадутъ? (Сара, какъ бы не слыша рѣчей еврейки, бросаетъ въ ея передникъ больше кусковъ, а еврейка, усердно подставляя передникъ, продолжаетъ) Когда тутъ празднуютъ, можно быть кѣмъ угодно, можно заниматься чѣмъ угодно...
   ДРУГ²Е НИЩ²Е (между собой). Дай Богъ такъ счастья намъ, такъ счастья намъ...
   ХОЗЯИНЪ (вынимаетъ полную пригоршню мелочи и бросаетъ въ передникъ Ривкеле). На, подѣли бѣднякамъ...

(Ривкеле дѣлитъ между бѣдняками)

   ЕВРЕЙКА СЛѢПАЯ НА ОДИНЪ ГЛАЗЪ (съ большой смѣлостью указывая на Ривкеле). Покажите-ка мнѣ во всемъ городѣ еще одну! Раввины не имѣютъ такихъ дѣтей. (Говоритъ тихо, но такъ, чтобы хозяинъ и Сара слышатъ) Богъ знаетъ, откуда взялась у нихъ такая чистая душа! Кажется, выросла въ такомъ домѣ - да проститъ Богъ мои слова. (Громко) И какъ это берегутъ,- какъ глазъ во лбу! Размѣренъ, взвѣшенъ каждый ея шагъ, любо смотрѣть. (Подходитъ къ хозяину и хлопаетъ его по плечу) Ничего! Люди знаютъ! (Показывая на Ривкеле) Будь у меня сынъ раввиномъ...
   ДРУГ²Я ЖЕНЩИНЫ (между собою). Люди знаютъ, люди знаютъ...
   ХОЗЯИНЪ. Увидите! Если я ее благополучно поведу подъ вѣнецъ, цѣлыхъ гусей вы получите, живыхъ щукъ получите! И рубли въ придачу! Мое имя Янкель Шершовичъ, если я лгу...
   ЕВРЕЙКА СЛѢПАЯ НА ОДИНЪ ГЛАЗЪ. Какъ будто въ синагогѣ она выросла, говорю я вамъ! Чистая, красивая, достойнѣе дочекъ всѣхъ почтенныхъ домовъ...
   ЖЕНЩИНЫ. Люди знаютъ, люди знаютъ. (Хозяинъ одѣляетъ рюмкой водки бѣдняковъ, которые роняютъ слова, какъ будто не замѣчая) Хотя отецъ ея и Янкель Шепшовичъ...
   САРА (продолжая одѣлять). Ну, ну, передъ кѣмъ онъ тутъ хвалится!
   ХОЗЯИНЪ (не удержавшись и наливая рюмки съ проворствомъ). Все равно мнѣ бѣденъ или богатъ! Пусть всѣ знаютъ! Пусть весь городъ знаетъ, что есть я, то и есть. (Указывая на жену) Что есть она, то и есть. Все вѣрно! Все вѣрно! Все! Только на дитя мое пусть не падаетъ хула! А, нѣ-ѣтъ! Вотъ этой бутылкой голову въ куски! Пусть хоть самъ раввинъ,- разницы пѣтъ! Чище его дочери... (Проводитъ пальцемъ по горлу) Голову даю...
   САРА (перестаетъ дѣлить). Ну, слыхали ужъ, слыхали... (Отряхиваетъ руки и ищетъ метлу) Полъ подмести надо, гости будутъ! (Обращается къ нищимъ) Кажется, жаловаться нечего.
   БѢДНЯКИ. Нѣтъ, хозяюшка, дай Богъ вамъ счастья! (Оставляютъ постепенно комнату, благословляя; хозяинъ еще подбрасываетъ куски за спиной жены)
   САРА (взявъ метлу, подметаетъ и говоритъ Ривкеле, чтобъ слышали бѣдные). Иди, дочка, кончай мѣшокъ для торы! Ребъ Эле сейчасъ придетъ, Сейферъ придетъ...

(Ривкеле уходитъ въ свою комнату)

   CAPА (продолжая подметать комнату). Предъ кѣмъ нашелъ хвастаться! Важное дѣло, скажу я вамъ! А думаешь, такъ они къ тебѣ бы не пришли? Каждый день праздникъ дѣлай, каждый день имѣть ихъ будешь! Въ домахъ благородныхъ знаютъ какъ держаться, чтобы почетъ былъ человѣку! А что-жъ, какъ у тебя? Сейчасъ за панибрата? Что это за почетъ, говорю я, для человѣка, для хозяина?..
   ХОЗЯИНЪ. Ты хочешь, чтобы люди приличные къ тебѣ ходили, видно, ты позабыла, кто ты...
   САРА. "Кто ты"? Обокралъ ты кого-нибудь! У тебя дѣло есть! У каждаго свое дѣло! Ты никого не принуждаешь... Ты можешь заниматься чѣмъ хочешь, лишь бы самъ не дѣлалъ зла? Попробуй-ка имъ денегъ дать, увидишь, какъ возьмутъ...
   ХОЗЯИНЪ. Взять то - возьмутъ, но въ ихъ глазахъ собакой будешь! Въ синагогѣ, въ дверяхъ стой... Никогда тебя къ торѣ не допустятъ...
   САРА. Ты такъ-таки думаешь, что они тебя лучше? Лишь бы они тебѣ не нужны были. Теперь на бѣломъ свѣтѣ такъ: имѣешь деньги, къ тебѣ придетъ почтенное лицо, какъ Сейферъ - переписчикъ торы, напримѣръ, ребъ Эле, возьметъ у тебя хорошую милостыню... тебя не спроситъ, откуда у тебя взялось!? Укради, убей,- лишь бы было, вотъ что!
   ХОЗЯИНЪ. Не лѣзь ты высоко, Сара! Не такъ высоко... Не то сразу сломаешь шею. (Грозитъ пальцемъ) Не лѣзь, не лѣзь! Имѣешь хату - лежи! Хлѣбъ имѣешь - жри. Не лѣзь, куда не просятъ! Каждый песъ свою конуру знай. (Отходитъ отъ стола и дѣлаетъ кругъ рукою) Ужъ мнѣ досадно все это дѣло. Боюсь, что тутъ уже тебѣ придетъ конецъ...
   САРА (перестаетъ мести, подпирая бока руками, свысока). А еще мужчина. Стыдился бы. Я женщина, и я могу сказать: что было - того нѣтъ,- п-ссъ, ушло... Некого стыдиться... Весь м³ръ не лучше... Иначе носомъ въ землю ходить бы надо. (Подходитъ къ нему) А знаешь что: какъ деньги будутъ, закроешь лавочку и пѣтухъ не запоетъ... Кому... Кому какое дѣло, чѣмъ ты былъ?
   ХОЗЯИНЪ (подумавъ). Это ужъ было бы къ лучшему. (Пауза) Закупить лошадей, отвезти заграницу, какъ Айзекель Фурманъ... Человѣкомъ стать, а не то, чтобъ тебѣ въ глаза смотрѣли, какъ вору...
   САРА (задумчиво). А все-таки жаль дѣло... Лошадьми такого кошернаго гроша - нѣтъ, не получишь... Здѣсь по крайней мѣрѣ рубль въ рукахъ...
   ХОЗЯИНЪ (задумчиво). Это вѣрно...
   САРА (выходитъ въ другую комнату, приноситъ тарелки и устанавливаетъ ихъ на столѣ). И вотъ, видишь, дочка у насъ, слава Богу, есть приличнѣе другихъ хозяйскихъ дѣвушекъ въ городѣ. Замужъ выйдетъ, честнаго человѣка возьметъ, будетъ имѣть дѣтей хорошихъ и вотъ, видишь, "чего же еще"?
   ХОЗЯИНЪ (поднимаясь). Да, когда ты будешь ее учить. (Сердито) Иди, пускай къ ней Манку: сюда ее позови...
   САРА. Смотри, что онъ выдѣлываетъ. Одинъ только разъ я Манку позвала, чтобъ она научила Ривкеле вышивать по канвѣ - она же дѣвушка, надо же о приданомъ подумать. У нея и подругъ даже нѣтъ. Вѣдь ты и на улицу ее не выпускаешь. (Пауза) Ну, не хочешь, такъ и не надо.
   ХОЗЯИНЪ. Нѣтъ, не хочу... Не хочу я, чтобы мой домъ сносился съ подваломъ! Я отдѣляю свой домъ отъ подвала. Слышишь ли? Какъ кошерное отъ трефного. Отрѣзано. Внизу (показываетъ пальцемъ въ землю) публичный домъ, а тутъ дѣвушка-невѣста, чистая дѣвушка. Ты слышишь? (Стучитъ кулаками по столу) Дѣвушка-невѣста здѣсь живетъ! Отрѣзано пусть будетъ!

(Слышны шаги на лѣстницѣ)

   САРА. Ну, нѣтъ, такъ нѣтъ,- не кричи. (Прислушивается) Тише, люди идутъ... навѣрное ребъ Эле (Она прячетъ выбившуюся прядь волосъ подъ парикъ, поправляетъ передникъ; хозяинъ расправляетъ бороду, пиджакъ и становится у двери въ ожидан³и гостей)

(Дверь широко раскрывается, входятъ Шлейма, Гиндль. Шлейма высок³й, крѣпк³й парень, лѣтъ 26, въ длинныхъ ботфортахъ, въ короткомъ пиджакѣ; развалистая походка, говоря вращаетъ зрачками. Гиндль - отцвѣтшая дѣвушка, носитъ платье неподходящее къ ея возрасту, набѣленное лицо. Входитъ дерзко и свободно)

   ХОЗЯИНЪ (Сарѣ). Посмотри на моихъ гостей... (Шлеймѣ) Тутъ у меня никакихъ дѣлъ нѣтъ... Внизу, все внизу... (Указывая на порогъ) Я сойду.
   ШЛЕЙМЕ. Что гонишь? Уже стыдишься насъ?
   ХОЗЯИНЪ. Покороче: что скажешь хорошаго.
   ШЛЕЙМЕ. У тебя сегодня праздникъ, вотъ мы пришли поздравить. Старые знакомые,- что нѣтъ?
   САРА. Посмотрите на этихъ знакомыхъ...
   ХОЗЯИНЪ. Дѣло прошлое,- съ этого дня кончено. Будетъ дѣльце - хорошо,- только все внизу. (Показываетъ на полъ) Съ этого дня я тутъ тебя не знаю, ты меня не знаешь. Рюмку водки еще получить можешь. (Наливаетъ обоимъ по рюмкѣ) Но поторопитесь, а то человѣкъ еще подойдетъ..
   ШЛЕЙМЕ (беря рюмку водки и обращаясь лукаво къ Гиндлѣ). Видишь, замужество - хорошее дѣло: такъ становишься похожимъ на людей,- даютъ тору написать; не такъ, какъ тѣ альфонсы! Сутенеры... (Хозяину) На тебя глядя, самъ женихомъ сегодня сталъ. Съ этой животиной,- вотъ (показываетъ на Гиндль). Что, плохая хозяйка будетъ? Увидишь? Парикъ надѣнетъ, та-же раввинша будетъ, какъ Богъ святъ...
   ХОЗЯИНЪ. Хорошая новость. Вотъ какъ? Женихомъ сталъ? Когда же свадьба съ Божьей помощью?
   САРА. Посмотри, съ кѣмъ онъ тутъ сталъ разговаривать! Прилично это! Съ отбросами,- да проститъ Богъ! Господи... Раввинъ, Сейферъ могутъ еще подойти...
   ШЛЕЙМЕ (хозяину). Когда свадьба, спрашиваешь ты? Гм?.. Когда нашъ братъ женится... Будетъ пара дѣвицъ,- балдахинъ поставимъ, дѣло устроимъ... чѣмъ еще нашему брату заняться? Раввиномъ не быть... Но что-то должно быть экстра... огонь и пламя... (Подмигивая) А нѣтъ, такъ и игра свѣчъ не стоитъ...
   ХОЗЯИНЪ. Чего же отъ меня хочешь, скажи пожалуйста?
   ШЛЕЙМЕ. Чего отъ тебя хочу? Пустякъ. (Показываетъ пальцемъ на Гиндль) Это твоя дѣвка, а? А - моя невѣста. У нея къ тебѣ претенз³я (Беретъ у Гиндли ея счетную книжку) И отъ сегодняшняго дня со мной будешь имѣть дѣло. Сегодня я отъ тебя хочу только малость: десять рублей на книжку. (Стучитъ рукой по книжкѣ) Хорош³я деньги, братъ, хорош³я деньги. (Показывая глазами на Гиндль) Она тамъ шляпку себѣ купить хочетъ...
   ХОЗЯИНЪ. Внизу, все внизу... Я сойду... Тамъ всѣ дѣла обдѣлаемъ - тутъ я тебя не знаю вовсе... Тутъ съ тобой никакихъ дѣлъ...
   ШЛЕЙМЕ. Мнѣ все равно,- внизу, такъ внизу. Внизу не чужой, вверху не чужой. Все равно... Одинъ чортъ...
   ХОЗЯИНЪ (уже сердито). Собери свои кости, очисти мѣсто: человѣкъ долженъ придти...
   САРА. Чортъ сломай вамъ шею, руки и ноги ваши! Полѣзъ праздникъ мутить намъ. (Смотритъ съ отвращен³емъ на Гиндль) Стоитъ съ такой гадиной имѣть непр³ятности.
   ГИНДЛЬ (Сарѣ). Я для васъ, можетъ быть, не товаръ? Сами въ подвалъ ступайте...
   ШЛЕЙМЕ (Гиндлѣ). Скажи ей, пусть дочь свою пошлетъ. (Киваетъ Сарѣ) Ей Богу, хорош³я дѣла сдѣлаетъ...
   ХОЗЯИНЪ (приближается къ Шлеймѣ). Меня ругай, слышалъ? (Показываетъ на жену) Ее ругай: мы панибраты... но имени дочери моей нечестивымъ ртомъ не поминай, слышалъ? (Подходитъ быстро) Ее не трогай... я... нѣтъ... Я тебѣ брюхо распорю! Слышишь? Она тебя не знаетъ, ты ее не знаешь.
   ШЛЕЙМЕ. Такъ я ее узнаю... Нашего брата дочка - не дальняя родня...
   ХОЗЯИНЪ (хватая его за горло). Испотрошу! Въ рожу меня бей, топчи меня ногами, а имени дочери не поминай...

(Они борются)

   CAPА (подбѣгая). Чистое наказан³е... Сталъ тутъ съ отбросами спорить... Еще человѣкъ подойдетъ... Господи, Боже! Янкель... Ребъ Эле... Сейферъ... Янкель, Янкель... Вспомни Бога. (Отрываетъ его отъ Шлеймы) Что съ-тобой? (Слышны тяжелые шаги на лѣстницѣ. Capа продолжаетъ разнимДть ихъ, говоря)
   САРА (отталкиваетъ Шлейму). Ребъ Эле здѣсь, Сейферъ идетъ... Стыдъ и срамъ передъ людьми.
   ХОЗЯИНЪ (держа его за воротникъ). Нѣтъ, тутъ на мѣстѣ...

(Голосъ Эле въ дверяхъ: Пожалуйте, ребъ Сейферъ)

   РЕБЪ ЭЛЕ (просовывая голову въ дверь съ трубкою въ зубахъ). Что здѣсь за шумъ? Въ такой день должна быть особая радость, а не то, что ссора... (Прячетъ голову) Пожалуйте, ребъ Сейферъ...

(Хозяинъ, услыхавъ голосъ ребъ Эле, отпускаетъ Шлейму. Capа торопливо всовываетъ ему кредитную бумажку, которую достаетъ изъ чулка, отталкиваетъ его и Гиндль къ двери, гдѣ они сталкиваются съ ребъ Эле и Сейферомъ, которые отстраняются передъ женщиной и пропускаютъ ее)

   ШЛЕЙМЕ (Гиндлѣ, уходя). Видишь, видишь, съ какими почтенными лицами онъ якшается теперь? Постой, постой, онъ еще раввиномъ сдѣлается. (Шлейме и Гиндль уходятъ)

РЕБЪ ЭЛЕ, СЕЙФЕРЪ И ПРЕЖН²Е.

   РЕБЪ ЭЛЕ (низеньк³й, толстый еврейчикъ, говоритъ скоро, дѣлаетъ быстрыя движен³я рукой - заискивающе). Будьте добры, будьте добры. Сейферъ... (Тихо хозяину и Сарѣ) Надо вамъ держаться немного приличнѣй, пора уже: люди приходятъ...

(Сейферъ высок³й, старый еврей; его высокое, худое тѣло облечено въ широк³й кафтанъ, носитъ длинную, рѣдкую бороду; онъ въ очкахъ, держится холодно, таинственно)

   РЕБЪ ЭЛЕ (Сейферу, указывая рукой на хозяина). Это хозяинъ.
   СЕЙФЕРЪ (подаетъ ему руку). Шолемъ алейхемъ...

(Хозяинъ нерѣшительно поднимаетъ руку. Capа почтительно отходитъ въ сторону)

   РЕБЪ ЭЛЕ (садится къ столу, подвигая стулъ Сейферу). Садитесь, Сейферъ. (Хозяину) Садитесь!

(Сейферъ садится возлѣ ребъ Эле, черезъ столъ садится хозяинъ, очень нерѣшительно)

   РЕБЪ ЭЛЕ (Сейферу). Это тотъ еврей, для котораго я вамъ заказалъ тору. (Онъ подвигаетъ себѣ водку, наливаетъ Сейферу, потомъ себѣ). Сына нѣтъ у него, такъ онъ Богу торой послужить хочетъ, таковъ ужъ нашъ обычай еврейск³й! Хорошо это! Надо ему помочь! На здоровье, Сейферъ. (Даетъ ему руку, потомъ хозяину) На здоровье хозяина. У тебя сегодня радость...

(Хозяинъ нерѣшительно даетъ ему руку. Сара, подойдя къ столу, подвигаетъ варенье ребъ Эле, мужъ тянетъ со за рукавъ, чтобы она удалилась)

   РЕБЪ ЭЛЕ (выпивая). Пейте, Сейферъ. (Хозяину) Пей! Сегодня ты долженъ быть веселымъ! Богъ тебѣ помочь: можешь заказывать тору... Божье это дѣло...
   СЕЙФЕРЪ (со стаканомъ въ рукѣ ребъ Эле, кивая на хозяина). Что это за еврей?..
   РЕБЪ ЭЛЕ. Что за разница? - еврей... Пусть не ученый... Не всѣ же могутъ быть учеными. Когда еврей хочетъ сдѣлать угодное дѣло, не надо его отталкивать На здоровье! (Хозяину) Пей, хозяинъ! Будь веселъ!
   СЕЙФЕРЪ. А съумѣетъ ли онъ съ торой обращаться?
   РЕБЪ ЭЛЕ. Что значитъ не съумѣетъ? Онъ же еврей.. Какой еврей не знаетъ, что такое тора? (Пьетъ) Здоровье... Да дастъ Велик³й Богъ нашъ всѣхъ благъ евреямъ...
   СЕЙФЕРЪ (держитъ рюмку, хозяину). За ваше здоровье, хозяинъ (Повелительнымъ тономъ) Ты долженъ знать, что тора - великая вещь. На торѣ стоитъ м³ръ, каждая тора - какъ скрижаль, что Моисей получилъ отъ Бога на горѣ Синая... Каждое слово написано съ чистотою и святостью. Въ домѣ, гдѣ находится тора, тамъ - самъ Богъ. Topa должна быть оберегаема отъ всякой нечисти... Евреи... Чтобъ ты зналъ, что такое тора...
   ХОЗЯИНЪ (блѣднѣетъ, испуганно поднимается съ мѣста, начинаетъ говорить непонятно и дрожа). Ребе... Ребе... Я скажу раввину всю правду... Я... Я человѣкъ грѣшный, очень грѣшный... Ребе... я боюсь...
   РЕБЪ ЭЛЕ (Сейферу, перебивая). Этотъ еврей - кающ³йся... Надо его поддержать: сказано въ талмудѣ... Такъ велѣно... Что значитъ онъ не знаетъ, что такое тора. Онъ все-таки еврей. (Хозяину) Къ торѣ надо имѣть уважен³е, большое уважен³е,- какъ бы у тебя въ домѣ жилъ большой раввинъ... Нельзя говорить непристойности въ комнатѣ, гдѣ лежитъ тора... только святость, только цѣломудр³е. (Обращается къ Сарѣ, глядя на стѣнку) Женщина не должна открывать волосъ изъ-подъ парика въ комнатѣ, гдѣ находится тора. (Сара прячетъ волосы подъ парикъ) Нельзя подходить къ торѣ съ голыми руками... Потому что въ домѣ, гдѣ стоитъ тора, ничего плохого не случается... Всегда - благополуч³е! И она оберегаетъ человѣка отъ всего злого... (Сейферу) Какъ ему этого не знать,- онъ же еврей.

(Сара утвердительно киваетъ головой)

   СЕЙФЕРЪ (хозяину). Еврей. Вы слышите: на торѣ стоятъ м³ры, и въ торѣ - все еврейство! Одно слово, упаси Боже - однимъ словомъ вы можете тору оскорбить,- и упаси Боже, навлечь бѣду на весь еврейск³й народъ.
   ХОЗЯИНЪ (встаетъ). Ребе, я все скажу... Ребе... (Подходитъ къ нему ближе) Я знаю... вы святой еврей... Я... я... недостоинъ, чтобы вы были подъ моимъ кровомъ, ребе! Я грѣшный человѣкъ. (Указывая на жену) Она грѣшная женщина, намъ нельзя прикоснуться къ торѣ. (Указывая на дверь Ривкиной комнаты) Тамъ, для нея, ребе... (Заходитъ въ Ривкину комнату и выводитъ Ривкеле за руку. Она держитъ въ рукѣ бархатный мѣшокъ для торы, на которомъ золотомъ вышитъ Могемъ-Доведъ). Ребе... она... (Указывая на Ривкеле) Она можетъ прикасаться къ торѣ, она также чиста, какъ тора; для нея, ребе, я заказалъ тору. Смотрите (указывая на ея работу): она шьетъ мѣшокъ для святой торы, она можетъ, ребе, ея руки - чистыя руки. Я, ребе, (бьетъ себя въ грудь) я не прикоснусь къ вашей святой торѣ. (Кладетъ руки на голову Ривкеле) Она, ребе, она съ этимъ будетъ обращаться, въ ея комнату я это поставлю... Замужъ выйдетъ, уйдетъ изъ этого дома и возьметъ тору съ собой, къ своему мужу...
   РЕБЪ ЭЛЕ (хозяину). Ты хочешь сказать, что когда ты выдашь замужъ свою дочь, ты ей дашь тору въ приданое,- нѣтъ?
   ХОЗЯИНЪ. Ребъ Эле! Когда моя дочь пойдетъ замужъ, я ей дамъ денегъ, много денегъ! И я ей скажу такъ: ты уходи изъ отцовскаго дома и забудь... забудь своего отца, забудь мать, имѣй чистыхъ дѣтей, еврейскихъ дѣтей, какъ всякая еврейская женщина... Вотъ что я скажу ей.
   РЕБЪ ЭЛЕ. Это значитъ... ты то хочешь сказать, что ты тору подаришь жениху. (Сейферу) Ага... Видите, ребъ Арнъ, есть евреи на свѣтѣ! У еврея есть дочь, онъ велитъ написать тору для нея, для ея жениха,- вотъ это хорошо, вотъ это красиво! А! Я говорю вамъ, ребъ Арнъ, что еврейство (чмокаетъ губами) ахъ, а-ахъ...
   ХОЗЯИНЪ (уводитъ Ривкеле въ ея комнату и запираетъ за нею дверь; Сейферу). Ребе, я вамъ все могу сказать, - мы вѣдь тутъ одни,- моя жена можетъ это сказать, ребе, мы грѣшные люди, я знаю, Богъ насъ накажетъ,- пусть наказываетъ - я не тужу. Пусть ноги отниметъ, калѣкой сдѣлаетъ, пусть нищимъ изъ дому въ домъ пойду, только тѣмъ, чтобы не наказалъ... (Тихо) Ребе... Когда имѣешь сына, и онъ грѣшитъ,- чортъ съ нимъ. Но дочь, ребе, если себя замараетъ дочь... это... это... ребе, какъ если бы мать въ могилѣ грѣшила!.. Я въ Бож³й домъ ходилъ, ребе, я подошелъ къ этому еврюю (указываетъ на ребъ Эле) и сказалъ ему такъ: ты дай мнѣ что-нибудь такое, что уберегло бы мой домъ отъ грѣха! И онъ мнѣ сказалъ: "закажи себѣ тору и поставь себѣ въ домъ: она тебя отъ зла сохранитъ". Ребе! Намъ все равно, душа чорту отдана, тамъ, тамъ, ребе, у нея въ комнатѣ, будетъ она стоять. Она будетъ съ нею обращаться: намъ нельзя...
   СЕЙФЕРЪ (дѣлаетъ жестъ изумлен³я рукой, къ ребъ Эле). Что это такое?

(Ребъ Эле наклоняется къ Сейферу и говоритъ ему что-то тихо, указывая при этомъ рукою на хозяина. Хозяинъ и Сара стоятъ у стола и ждутъ. Пауза).

   СЕЙФЕРЪ (послѣ нѣкотораго раздумья). А гдѣ же гости въ честь торы?
   РЕБЪ ЭЛЕ. Мы пойдемъ въ синагогу, соберемъ десять евреевъ, найдутся уже евреи, которые захотятъ почтить тору. (Поднимается со стула и хлопая хозяина по плечу) Ну, ну, Богъ поможетъ! Богъ любитъ кающихся. Ничего... Выдашь дочку за ученаго... Бѣднаго ешиботника возьми въ зятья. Дашь состоян³е,- онъ будетъ сидѣть и учитъ святую тору. Богъ проститъ... (Пауза). Я объ этомъ уже-таки думаю... У меня уже женихъ на примѣтѣ... То-онкая голоса. Отецъ - почтенный еврей.. Скажи... А много приданаго хочешь ты дать?
   ХОЗЯИНЪ. Ребе... Все у меня берите! Пиджакъ съ меня снимите, все, все... А ты не знай отца, ни мать... На тебѣ твою ѣду, твое питье... и ты учи святую тору.. Я тебя не знаю, ты меня не знаешь...
   РЕБЪ ЭЛЕ. Ужъ хорошо будетъ! Богъ поможетъ! Пойдемте, Сейферъ, пойдемъ, хозяинъ. Въ синагогу пойдемъ, будемъ веселиться. (Къ Сейферу) Ну, вотъ видите, ребъ Арнъ, еврей хоть и грѣшитъ, все-таки еврей! Еврейская душа: ищетъ ученаго зятя, праведнаго. (Хозяину) Ничего... Богъ поможетъ! Богъ любитъ кающихся. Но надо дѣлать добро... Самъ не знаешь,- ученаго поддержи. (Сейферу) Не правда ли, ребъ Арнъ? И почему же нѣтъ? (Относительно хозяина) Я отца его зналъ, честный былъ еврей. Извощикомъ былъ, честный, приличный еврей... Повѣрьте, Богъ поможетъ. Повѣрьте, говорю вамъ... И онъ еще сдѣлается евреемъ, равнымъ другимъ евреямъ... Не хуже ихъ.. (Хозяину) Но главное, что надо - добро дѣлать надо! Тору надо чтить...
   ХОЗЯИНЪ (смѣлѣе подходитъ къ ребъ Эле). Дайте мнѣ только немножечко.. ну, жиромъ порости, ребъ Эле... чтобъ я дочкѣ приданое хорошее далъ... Тогда... не будь я Янкель Шепшовичъ, если лавочки не закрою. Лошадьми торговать буду, какъ мой покойный отецъ... Я заведу конюшню, на ярмарки ѣздитъ буду... а зять мой будетъ дома сидѣть и учить святую тору... Домой приду подъ субботу... вотъ здѣсь и сяду и буду сидѣть к слушать, какъ зять мой учитъ въ книгахъ... Мое имя не Янкель, если я лгу...
   РЕБЪ ЭЛЕ. Ничего, ничего... Богъ поможетъ. (Сейферу) Не правда ли?
   СЕЙФЕРЪ. Кто можетъ знать? Всевышн³й Богъ нашъ - Богъ милосердья, но скажу я вамъ,- онъ такъ же и Богъ мести... (Выходя) Становится поздно, уже надо итти въ синагогу. (Уходитъ)
   ХОЗЯИНЪ. Что сказалъ ребе?
   РЕБЪ ЭЛЕ. Ничего, ничего, Богъ поможетъ.. Онъ долженъ помочь. Пойдемъ, хозяинъ! Пойдемъ! И съ ликован³емъ возьми домой святую тору. (Онъ идетъ. Хозяинъ колеблется, ребъ Эле замѣчаетъ это) Что - ты хочешь еще сказать женѣ, чтобъ она приготовила все къ нашему приходу?
   САРА. Уже приготовлено, ребъ Эле.
   РЕБЪ ЭЛЕ. Ну, чего ждешь? Сейферъ уже пошелъ.
   ХОЗЯИНЪ (нерѣшительно останавливается у дверей, показывая на ребе рукой) Я вмѣстѣ съ ребе по улицѣ?
   РЕБЪ ЭЛЕ. Идемъ, идемъ! Если Богъ прощаетъ, то мы навѣрное прощаемъ.
   ХОЗЯИНЪ (съ энтуз³азмомъ). Вы хорош³й ребе. (Простираетъ руки, желая его обнять, но сдерживается) Хорош³й ребе - дай Богъ такъ жить. (Уходятъ вмѣстѣ. Темнѣетъ. Capа быстро убираетъ комнату, устанавливаетъ столъ и зоветъ, обращаясь по направлен³ю къ комнатѣ Ривкеле)
   САРА. Ривкеле, Ривкеле, приходи же помочь, сейчасъ придутъ съ торой...
   РИВКЕЛЕ (въ дверяхъ). Отца уже нѣтъ?
   САРА. Нѣтъ, Ривкеле, онъ пошелъ въ синагогу съ ребъ Эле, съ Сейферомъ за почтенными гостями. Раввинъ придетъ.
   РИВКЕЛЕ (показывая мѣшокъ). Видишь, какъ хорошо я вышила?
   САРА (продолжая приготовлен³я). Вижу, вижу. Причешись, одѣнься. Хозяева придутъ, раввинъ...
   РИВКЕЛЕ. Я позову Манку, чтобъ она меня причесала. Я такъ люблю, когда она меня причесываетъ! Она зачесываетъ волосы такъ ровно, такъ красиво! А руки ея такъ свѣжи! (Беретъ что-то въ руки и стучитъ въ полъ, крича): Манка, Манка!
   САРА (испуганно). Что ты дѣлаешь, Ривкеле? Нѣтъ, нѣтъ, отецъ будетъ кричать... Неприлично уже тебѣ съ Манкой дружить! Ты уже невѣста - хозяйская дочь! Тебѣ уже сватаютъ,- ученаго...
   РИВКЕЛЕ. Но почему, мама?
   САРА. Стыдно тебѣ дружить съ Манкой: ты хозяйская дочь. Ты будешь дружить съ хозяйскими дѣтьми! Тебѣ ужъ сватаютъ, отецъ пошелъ жениха смотрѣть - ребъ Эле сказалъ. (Отходя въ другую комнату) Надо одѣться, умыться, сейчасъ придутъ...
   РИВКЕЛЕ. Женихъ? Какой женихъ, мама?
   CAPА (въ другой комнатѣ, слышно, какъ умывается). Женихъ - золото, ученый. Изъ хорошаго рода...

(Манка показывается въ дверяхъ противъ сцены, высовывая сначала голову и кокетливо маня пальцемъ Ривкеле; послѣдняя приближается къ ней украдкой, въ комнатѣ все болѣе и болѣе темнѣетъ)

   РИВКЕЛЕ (падая въ объят³я Манки, говоритъ матери находящейся въ другой комнатѣ). А красивый женихъ, мама?

(Манка цѣлуетъ ее страстно),

   CAPА (изъ другой комнаты). Да, дочурка, красивый женихъ! Черные пейсики, кафтанъ атласный, бархатная ермолка, какъ раввинъ одѣтъ... онъ сынъ раввина, ребъ Эле сказалъ...
   РИВКЕЛЕ (въ объят³яхъ Манки, лаская ея щеки). А гдѣ онъ будетъ, мама?
   САРА (изъ другой комнаты). Тамъ, у тебя въ комнатѣ, гдѣ тора будетъ стоять, тамъ онъ будетъ съ тобой.
   РИВКЕЛЕ. Онъ будетъ меня любить?
   САРА (Какъ прежде). Очень, дочурка, очень! И родятся хорош³е дѣти, чистые дѣти (Въ это время, какъ она говорить, занавѣсъ медленно опускается, оставляя играющихъ въ той же позѣ)
  

ДѢЙСТВ²Е ВТОРОЕ.

Большой подвалъ подъ квартирой Янкеля Шепшовича. Глубок³й сводчатый потолокъ; два маленькихъ глубокихъ оконца подъ самымъ потолкомъ, съ занавѣсками, раскрыты и уставлены цвѣтами; за ними слышенъ падающ³й дождь. Лѣстница ведетъ вверхъ къ двери налѣво отъ сцены. Въ глубинѣ сцены нѣсколько маленькихъ комнатокъ, отдѣленныхъ одна отъ другой тонкими перегородками и завѣшанныхъ толстыми темными занавѣсями. Одна занавѣсь раздвинута, въ маленькой комнатѣ стоитъ кровать, умывальный столъ, дѣвичьи приборы, освѣщенные цвѣтнымъ ночникомъ. Мебель подвала состоитъ изъ нѣсколькихъ дивановъ, скамеекъ, карточныхъ столовъ, стѣны увѣшаны зеркалами, украшены дешевыми бездѣлушками, женск³е портреты въ соблазнительныхъ позахъ.

На одномъ изъ дивановъ растянулся Шлейме, длинныя ноги достигаютъ слѣдующаго дивана. Онъ спитъ. Комнату освѣщаетъ большая висячая лампа

ШЛЕЙМЕ, ПОТОМЪ ГИНДЛЬ.

(Гиндль входитъ, стоитъ минуту на лѣстницѣ и смотритъ внизъ на Шлейме. Она закутана въ легк³й платокъ, кокетливо одѣта въ короткое платье, сходя со ступенекъ нарочно стучитъ ногами, чтобы проснулся Шлейме)

   ШЛЕЙМЕ (просыпается, оглядывается). Ты это? Какъ, не на улицѣ?
   ГИНДЛЬ. Начало дождить.
   ШЛЕЙМЕ (садясь и протирая глаза).Ты мнѣ уже отвѣчаешь, барыня? Ты уже помирилась со мной?
   ГИНДЛЬ. Я вовсе не сердилась.
   ШЛЕЙМЕ. Вотъ какъ? Если хочешь, можешь и дальше сердиться. (Опять вытягивается на диванѣ)
   ГИНДЛЬ (оглядывается, подбѣгаетъ къ одной изъ занавѣсокъ и прислушивается, потомъ къ Шлеймѣ). Шлейма! Я отсюда ни съ мѣста! Смотри, теперь мы одни, никто не слышитъ насъ... Скажи, какъ Богъ святъ - ты въсурьезъ думаешь вѣнчаться?
   ШЛЕЙМЕ. Иди, барыня, дѣлай узелки на рубахѣ и жалуйся потомъ хозяину, что я всѣ деньги твои забираю, что тебѣ не на что шляпку купить...
   ГИНДЛЬ. Да, я сказала: мнѣ это было больно, щемило сердце. Рубаху съ тѣла моего срываешь, а лѣзешь къ желтой Хайкѣ. Я ей харю сѣрной кислотой оболью. У нея изо рта воняетъ - какъ можно стоять возлѣ такой. Нашелъ себѣ добро.
   ШЛЕЙМЕ. Отойди... А то я тебѣ дамъ но мордѣ... Бабушку свою вспомнишь...
   ГИНДЛЬ. Бей, вырѣзывай ремни изъ моего тѣла!.. (Срываетъ на себя рукавъ) Вотъ! Синяковъ мнѣ понадѣлалъ!.. (Срываетъ второй рукавъ) На тебѣ... Рѣжь, рви. Но скажи мнѣ, тутъ, на мѣстѣ,- вотъ какъ поминаешь отца въ могилѣ, какъ молишься за упокой души его,- вправду на мнѣ женишься?
   ШЛЕЙМЕ (лежа). Прежде я хотѣлъ, теперь ужъ не хочу.
   ГИНДЛЬ. И не надо. Такъ я люблю. Только не обманывай. Деньги хочешь, скажи. Костюмъ? На тебѣ. Но обманывать зачѣмъ? (Отходитъ отъ него)
   ШЛЕЙМЕ. Ничего. Женихи на свѣтѣ есть - схватишь щуку.
   ГИНДЛЬ (отодвигая занавѣсь своей комнаты). Что тебѣ ломать голову изъ-за меня?
   ШЛЕЙМЕ. Не хочешь, не надо. (Пауза) Ну? Пожелаешь ли подать еще стаканъ чаю? (Гиндль приноситъ изъ своей комнаты стаканъ чаю, ставитъ на столъ, сама уходитъ въ свою комнату, садится у сундука и роется въ немъ. Пауза. Шлейме пьетъ чай)
   ГИНДЛЬ (изъ своей комнаты). Такъ? Она тебѣ нравится? Ну - ну... Теперь у тебя дѣло будетъ: полотенца покупать, грудь женѣ увеличивать, зубы ей вставлять и на ходули ее поставить. Шарманку ты купишь и по дворамъ ее водитъ будешь. Хорош³й шарманщикъ. Ей Богу. Я тебѣ тоже копѣйку сброшу съ окна.
   ШЛЕЙМЕ. Придержи языкъ, говорю.
   ГИНДЛЬ. А если нѣтъ, что сдѣлаешь?
   ШЛЕЙМЕ. Исколочу.
   ГИНДЛЬ. О! Теперь не бьютъ. Теперь за ударъ ножомъ даютъ.
   ШЛЕЙМЕ (встаетъ). Кто даетъ? (Заходитъ къ ней въ комнату) Кто это даетъ? (Гиндль прячетъ, что-то быстро въ сундукъ) Что тамъ у тебя? Что тамъ прячешь подъ шолковую блузу?
   ГИНДЛЬ. Тебѣ что за дѣло?
   ШЛЕЙМЕ. Покажи, говорю. (Вырываетъ изъ ея рукъ красную блузу, выходитъ на сцену) Ну-ка, посмотримъ! (Разворачиваетъ блузу, изъ нея падаетъ фотограф³я) Ага... Мишка слесарь? Онъ тебѣ милъ? Съ которыхъ ты поръ съ нимъ за панибрата? (Снова заходитъ къ ней въ комнату)
   ГИНДЛЬ. А тебѣ что за дѣло?
   ШЛЕЙМЕ (ударяетъ ее по лицу). Вотъ мнѣ какое дѣло! (Гиндль падаетъ на кровать, начинаетъ плакать) Вотъ какъ? Съ Мишкой слесаремъ ты водишься. Фотограф³ями обмѣнялась? Женихъ и невѣста? А я ничего не зналъ. (Стоя у двери) Гиндль! (Она не отвѣчаетъ) Гипдль! сюда иди. (Она не отвѣчаетъ. Топаетъ ногой) Гиндль! сюда, говорю тебѣ! Ты слышишь? (Гиндль подходитъ къ нему и останавливается, уткнувъ лицо въ платокъ)
   ГИНДЛЬ. Чего тебѣ?
   ШЛЕЙМЕ. Ты съ Манкой говорила?
   ГИНДЛЬ (тихо). Да...
   ШЛЕЙМЕ. Ну, что она говоритъ?
   ГИНДЛЬ (все еще плача). Когда у насъ дѣло будетъ,- она къ намъ придетъ.
   ШЛЕЙМЕ. Навѣрно?
   ГИНДЛЬ (вытирая слезы). Но одна она не хочетъ, хочетъ товарку привести съ собой.
   ШЛЕЙМЕ. Ну, да - отъ одной доходъ будетъ? За квартиру платить.
   ГИНДЛЬ. Надо бы было одну свѣжую.
   ШЛЕЙМЕ. Да, вѣрно... Это было бы дѣло.. Гдѣ же ее взять?
   ГИНДЛЬ (въ раздумьи). Я имѣю одну на примѣтѣ... красавица... дѣвушка еще...
   ШЛЕЙМЕ. Будетъ съ нее доходъ?
   ГИНДЛЬ. Да... Еще какъ?
   ШЛЕЙМЕ. Дѣвка? Женщина изъ дѣла?
   ГИНДЛЬ. Нѣтъ! Хозяйская дочь.
   ШЛЕЙМЕ. Какъ ее знаешь?
   ГИНДЛЬ. Она приходитъ къ Манкѣ каждую ночь украдкой изъ дому, никто не видитъ.. Ее тянетъ сюда.. Она любопытна...
   РИВКЕЛЕ (высовываетъ свою мокрую голову изъ окна и киваетъ Гиндлѣ) Псс... Отецъ тутъ?
   ГИНДЛЬ (киваетъ ей). Нѣтъ...

(Ривкеле отходитъ отъ окна)

   ШЛЕЙМЕ (тихо Гиндлѣ). Она? Дочь хозяина? Дѣло - золото...
   ГИНДЛЬ. Тсс... Она идетъ...
   РИВКЕЛЕ (стройная и красивая, проскальзываетъ въ комнату и съ бьющимся сердцемъ сбѣгаетъ съ лѣстницы, говоритъ больше жестами, чѣмъ губами). Манка гдѣ, тамъ? (Показывая на занавѣшенную комнату). Тамъ... съ...

(Гиндль качаетъ головой утвердительно. Ривкеле становится за занавѣску, прислушивается трепетно, съ бьющимся сердцемъ, все время оглядывае


Другие авторы
  • Уайльд Оскар
  • Кущевский Иван Афанасьевич
  • Волкова Анна Алексеевна
  • Станюкович Константин Михайлович
  • Васильев Павел Николаевич
  • Вахтангов Евгений Багратионович
  • Мстиславский Сергей Дмитриевич
  • Мар Анна Яковлевна
  • Арцыбашев Николай Сергеевич
  • Мещевский Александр Иванович
  • Другие произведения
  • Бешенцов А. - Расписка г. Бешенцова в получении...
  • Короленко Владимир Галактионович - Г. Л. Семенова. В. Г. Короленко и Г. В. Плеханов
  • Соболь Андрей Михайлович - Собачья площадка
  • Зелинский Фаддей Францевич - Пословицы и поговорки
  • Толстой Николай Николаевич - Пластун
  • Хомяков Алексей Степанович - О возможности русской художественной школы
  • Гайдар Аркадий Петрович - В добрый путь!
  • Старостин Василий Григорьевич - Мой друг Вагон и его родители
  • Кони Анатолий Федорович - Мотивы и приемы творчества Некрасова
  • Венгеров Семен Афанасьевич - Горнфельд А. Г.
  • Категория: Книги | Добавил: Ash (11.11.2012)
    Просмотров: 407 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:
    Форма входа