Главная » Книги

Альфьери Витторио - О некоторых сочинениях Графа Альфиери

Альфьери Витторио - О некоторых сочинениях Графа Альфиери


  

О нѣкоторыхъ сочинен³яхъ Графа Альф³ери.

  
   Сей славный Поэтъ умеръ во Флоренц³и въ началѣ минувшаго Октября мѣсяца, имѣя отъ роду 60 лѣтъ. Оригинальный талантъ его, пылк³й характеръ, вл³ян³е - которое имѣлъ онъ на мнѣн³я политическ³я, возникш³я въ Итал³и въ концѣ осьмнадцатаго вѣка - пр³обрѣли ему великую славу въ Европѣ. Трагед³и его переведены на французской языкъ. Не ставя ихъ наравнѣ съ образцовыми произведен³ями великихъ Писателей, всѣ согласны, по крайней мѣрѣ, въ томъ, что онѣ отличаются новыми мыслями, что Поэтъ, при всей пылкости воображен³я, никогда не удалялся отъ строгихъ правилъ драматическихъ, и что Театръ его ближе къ совершенству нашего, нежели всѣ Театры иностранные. Проч³я сочинен³я Альф³ери - разныя стихотворен³я, довольно пространная Поэма о смерти Александра Медициса, и два Трактата политическ³е - меньше извѣстны.
   Естьли правда, что характеръ Поэта иногда обнаруживается въ его сочинен³яхъ, то можно сказать, что произведен³я Графа Альф³ери представляютъ тому ясной примѣрь. Въ нихъ виденъ человѣкъ, управляемый сильными страстями, пламенѣющ³й желан³емъ свергнутъ съ себя иго свѣтскихъ прилич³й, и соединяющ³й въ себѣ чудныя противоположности - весь жаръ самой нѣжной чувствительности съ хладными ѳеор³ями нынѣшней философ³и. При первомъ вступлен³и въ свѣтъ, онъ вознегодовалъ на правила, противныя его склонностямъ, и съ тѣхъ поръ предался мрачному человѣконенавидѣн³ю, очернившему въ глазахъ его всѣ окружающ³е предметы; онъ изрекъ въ душѣ своей обѣтъ - разрушить здан³е общества, въ которомъ самъ долженствовалъ занимать отличное мѣсто, с³е расположен³е духа заставило его предаться трудамъ и размышлен³ю; онъ не могъ потушить въ себѣ пожирающаго пламени и, для утѣшен³я себя, рѣшился разпространить пагубное учен³е своихъ заблужден³й.
   Со всѣмъ тѣмъ чувства кротк³я не были чужды ему; часто въ самомъ пылу негодован³я и бѣшенства, видно въ немъ мягкосерд³е самое нѣжное. Нѣтъ сомнѣн³я, что въ молодости онъ жестоко былъ огорченъ или унижен³емъ, или неудачами, и что нынѣшняя философ³я доставила ему способы удовлетворить свою досаду; но видно, что характеръ его, самъ по себѣ, былъ добръ, заблужден³я не закоренѣлы. С³я противоположность чувствъ особливо находится въ нѣкоторыхъ изъ его Трагед³й: не мног³е Поэты выводили на сцену такихъ любезныхъ женщинъ, не мног³е умѣли представить ихъ столько занимательности. въ ихъ уста влагаетъ онъ так³я слова, которыя съ убѣдительною пр³ятност³ю изображаютъ добродѣтель чистѣйшую, Такъ въ Трагед³и Пацци, среди ужасныхъ свирѣпствъ, умышляемыхъ Раймондомъ, Гильйомомъ и Сальв³ац³емъ, духъ успокоивается характеромъ Бланки, соединенной съ обѣими сторонами узами священнѣйшими, которая старается примирить ихъ, неукротимой ярости противополагая жалобныя взыван³я любви супружеской и нѣжности братской. Въ Трагед³и Саулъ, Мяколь - колеблющаяся между любов³ю, не похожею одна на другую, покорная дочь и страстная супруга человѣка, гонимаго огнемъ ея, готовая утѣшать того, отъ кого должна отказаться, представляетъ подобной контрастъ. Равнымъ образомъ, въ Трагед³й Агисъ, дочь Леонидова, вышедшая за Героя, старается всѣми способами - как³я Натура даетъ матери и супругѣ - утишить вражду, раздирающую семейство.
   Графъ Альф³ери собственнымъ примѣромъ оправдалъ мнѣн³е, которое подалъ о себѣ симъ соединен³емъ чувствъ, столько противоположныхъ. Пока не видѣлъ нещаст³й, которыя влечетъ за собою перемѣна правлен³я, до тѣхъ поръ сильно желалъ ее; но какъ скоро революц³я ознаменовалась во Франц³т ужасами и кровопролит³емъ - онъ отрекся отъ своихъ правилъ и старался уничтожить политическ³я сочинен³я, въ которыхъ проповѣдывалъ пагубную систему. По несчаст³ю, его усил³я были тщетны; нѣсколько экземпляровъ издан³я нашлось во Франц³и: одинъ книгопродавецъ напечаталъ главнѣйш³я сочинен³я; и с³я книги, во множествѣ появивш³яся въ Итал³и, споспѣшествовали къ подкрѣплен³ю духа безначал³я и крамолы, которой и теперь еще тамъ не погасъ совершенно. Чистосердечное раскаян³е Г. Альф³ери должно примирить съ нимъ всѣхъ, которые захотѣли бы упрекать его въ разпространен³и пагубныхъ правилъ; онъ жестоко наказанъ уже и тѣмъ, что опровергающ³е вновь принятыя мнѣн³я его ссылались на его же собственныя сочинен³я, отъ которыхъ онъ отрекался тщетно.
   Чтобы дать понят³е о талантѣ и характерѣ Поэта, переведемъ нѣкоторыя мѣста изъ его сочинен³й. Поэма: Отмщенная Этрур³я, написана въ родѣ эпопеи. Авторъ старается доказать истину своихъ правилъ безначал³я событ³емъ произшеств³й, и выбралъ Героемъ Поэмы Лаврент³я Мелициса, прозваннаго Лоренцино, которой погубилъ Александра, Герцога Тосканскаго. Дѣйств³е въ ней совершенно вымышленное. Лаврент³й, раздраженный тиранскимъ правлен³емъ Александра, видитъ во снѣ многихъ великихъ людей древности, которые убѣждаютъ его возвратить свободу отечеству; онъ въ ярости пробуждается и принимаетъ рѣшительное намѣрен³е умертвить Герцога. Государя также безпокоило сновидѣн³е; ему являлся Страхъ, лице аллегорическое; онъ предвидитъ сбой жреб³й, трепещетъ, созываетъ Совѣтъ, на которомъ вельможи государственные и духовные представлены ненавистнѣйшимъ образомъ. Поэтъ, возпользовавшись симъ случаемъ, описываетъ чертоги Медицисовъ, и негодуетъ на славныхъ Живописцевъ, изобразившихъ велик³я дѣян³я сего знаменитаго поколѣн³я. Между тѣмъ Александръ плѣняется сестрою Лаврент³я, приказываетъ заключить въ темницу юношу, которому она была назначена въ замужство, и намѣревается употребить всѣ средства или къ соблазну или къ насил³ю. Поэтъ весьма живо представилъ сѣтован³е семейства. Въ то самое время, какъ Лаврент³й хотѣлъ выдти изъ дому, является передъ нимъ мать его въ печальной одеждѣ. Лице ея показываетъ, какою горест³ю терзается ея сердце. Дочь приходитъ вмѣстѣ съ нею. "Вдова несчастная! что привязываетъ тебя къ жизни? Ты лишилась супруга; двое дѣтей - вотъ все, что у тебя осталось! Лаврент³й и Бланка, послѣдн³е залоги любви увидѣли свѣтъ въ одно время; скоро потомъ смерть неумолиная похитила супруга... Всѣ попечен³я, всѣ надежды ея клонились къ одной цѣли - къ милымъ младенцамъ, которыхъ смерть пощадила. Первые дни жизни ихъ протекли подъ неусыпнымъ надзиран³емъ нѣжной матери, каждая слеза ихъ непосредственно падала на ея сердце. Кто опредѣлитъ мѣру заботъ ея? кто выразитъ, как³я перемѣны страха и надежды она испытала? Сколько разъ возводила къ Небу плачущ³е глаза, прежде нежели дѣти достигли пятнадцатилѣтняго возраста? Уже добродѣтели и благоразум³е Лаврент³я, милыя прелести Бланки, почти изгладили въ памяти ея прежн³я несчаст³я, уже видѣла въ нихъ подпору старости своей; но наступилъ день, въ которой любимыя дѣти долженствуютъ быть для ней предметомъ безпокойствъ ужасныхъ; она видитъ ясно, что Парка, управляемая злобною жалост³ю, продлила жизнь ея для новыхъ мучен³й". Мать увѣдомляетъ Лаврент³я о намѣрен³й Александровомъ въ разсужден³и Бланка. Можно догадаться, какой гнѣвъ произвело въ немъ открыт³е такого безчест³я, онъ выходитъ въ бѣшенствѣ.
   Въ полночь Александръ прокрадывается въ домъ Бланки. Лаврент³й схватываетъ его, и прежде, нежели предаетъ смерти, вступаетъ съ нимъ въ разговоръ, въ которомъ видны всѣ крайности свирѣпства и мщен³я. Этотъ разговоръ заслуживаетъ быть извѣстнымъ, по крайней мѣрѣ по тому, что мало видимъ ему подобныхъ. Александръ укоряетъ Лаврент³я въ вѣроломствѣ, и напоминаетъ, какую милость оказалъ ему, принявъ его ко Двору. "Такъ! отвѣчаетъ сей послѣдн³й: я тотъ Лаврент³й, которой покорялся затѣйливымъ прихотямъ твоимъ, какъ покоряется рабъ волѣ своего властелина; тотъ, котораго честь и свобода теперь вооружаютъ для погублен³я тебя. Какимъ образомъ ты пришелъ сюда? для чего? Кто изъ насъ подлый, вѣроломный? Говори, говори прежде, нежели этотъ кинжалъ обагрится твоею кров³ю: не ты ли имѣлъ гнусное намѣрен³е обезчестить сестру мою? не ты ли хотѣлъ отягчить меня игомъ тиранства новаго, неслыханнаго? И ты дерзнулъ, и ты надѣялся пережить беззаконной поступокъ! О! постараюсь вывести тебя изъ сего заблужден³я. Знай, что я не былъ спокоенъ ни минуты, живучи при нечестивомъ Дворѣ твоемъ; знай, что я ползалъ передъ тобою, говорилъ языкомъ льстеца, чтобы скрыть отъ тебя тайну моихъ намѣрен³й - но сердце мое алкало твоей погибели; оно алкало ее не для того, чтобы освободить себя отъ твоего тиранства, но чтобы избавить согражданъ моихъ отъ чудовища. Ты питалъ въ вѣроломной душѣ твоей злобу неукротимую въ то самое время, когда хотѣлъ имѣть меня въ числѣ твоихъ ласкателей; ты радовался, видя меня рабомъ своимъ, и ожидалъ нетерпѣливо случая, при которомъ укоренившаяся власть твоя могла бы меня предать смерти. Въ мрачныхъ взорахъ твоихъ, въ притворныхъ улыбкахъ я читалъ твои замыслы. Не думай, что боязнь удержала меня напасть на тебя, окруженнаго льстецами, ненависть моя столь велика, что я охотно-бы согласился умереть съ услов³емъ, чтобы ты погибъ прежде моей смерти. Но я не имѣлъ вѣрнаго случая нанести тебѣ ударъ смертоносный: вотъ что удерживало меня! Теперь говори, прежде нежели рука моя сразитъ тебя; говори, соглашаюсь слушать, и проч." Этотъ разговоръ показываетъ обдуманную жестокость и напоминаетъ нравы Итал³янцевъ, которыми они отличались въ свое время. Тогда долго трудились надъ изобрѣтен³емъ средствъ ко мщен³ю, и равнодушно производили ихъ въ дѣйство. Однакожь Герой Поэмы представленъ не совсѣмъ подлымъ уб³йцею; Лаврент³й предлагаетъ врагу своему поединокъ; получивъ отказъ, отдаетъ ему кинжалъ, и позволяетъ самому лишить себя жизни; наконецъ вонзаетъ оной въ грудь его. Эта сцена слишкомъ ужасна, отвратительна для Поэмы. Альф³ери хотѣлъ съ историческою точност³ю представить нравы того времени, въ которое жили выводимыя имъ лица, но упустилъ изъ виду правило, что въ подобныхъ обстоятельствахъ Поэтъ можетъ и долженъ позволить себѣ нѣкоторыя ограничен³я, естьли хочетъ представить картину идеальнаго изящества.
   Безпрестанныя движен³я душевныя сократили жизнь Графа Альф³ери; въ тишинѣ уединен³я онъ не могъ наслаждаться спокойств³емъ - симъ источникомъ благополуч³я. Изъ эпитаф³и, сочиненной имъ самимъ за пять лѣтъ прежде смерти, видно, что онъ давно скучалъ жизн³ю. Вотъ начало ея: Quiesoit hic tandem Victorius Alfierus. Наконецъ здѣсь покоится Виктор³й Алф³ери. Онъ погребенъ во Флоренц³и, въ церкви Святаго Креста - въ которой обыкновенно хоронятъ Мужей, отличившихся дарован³ями. Увѣряютъ, что послѣ его остались переводы Саллуст³я, Энеиды и двухъ трагед³й Эврипидовыхъ, двѣ трагед³и и столькожъ комед³й своего сочинен³я, и что все это напечатается въ Итал³и въ непродолжительномъ времени.

(Изъ Mercure de France.)

"Вѣстникъ Европы", No 7, 1804


Категория: Книги | Добавил: Ash (10.11.2012)
Просмотров: 197 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Форма входа